Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Либо авторизируйтесь через

полезный материал
3 читателей 3 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 5578 раз

НПР фармацевта: что может измениться в ближайшее время?

Новости Украины - 5578
second date5578
Как выглядит сегодня последипломное образование специалиста фармации, и какого идеала мы стремимся достичь?
читайте также Главное за неделю

Украинские врачи уже довольно хорошо ознакомлены с концепцией новой системы непрерывного профессионального развития (НПР), специалистам же фармации это только предстоит. Тот факт, что изменения в этой системе необходимы, сегодня уже никто не станет отрицать. Вопрос в том, как именно отразится реформирование на качестве фармацевтической услуги и на самих специалистах фармации.

Об этом сегодняшний разговор Pharma.net. ua с директором Института повышения квалификации специалистов фармации (ИПКСФ) Национального фармацевтического университета (НФаУ), доктором фармацевтических наук, профессором Ларисой Галий.

Кто сегодня занимается организацией последипломного обучения провизора: он сам или работодатель?

– В современных условиях, пожалуй, как никогда ранее, важно социальное партнерство. Потому что для специалиста фармации НПР, с одной стороны, — это право, но, с другой, – это и обязанность, регламентированная квалификационными требованиями. Ну а работодатель, со своей стороны, должен быть социально ответственным и понимать, что если он не участвует в этом процессе материально, оплачивая курсы повышения квалификации, участие в конференциях, мастер-классах или обучающих программах своего работника, то, по крайней мере, должен не препятствовать ему в этом, идя навстречу в плане режима работы и других организационных аспектов. Тем более, что цели работника и работодателя совпадают – качественное оказание фармацевтической помощи в аптеке. Для провизора это гарантия востребованности в профессии, а для собственника сети/аптеки – серьезное конкурентное преимущество.

НПР фармацевта

Чем мотивирован специалист постоянно расширять свою профессиональную эрудицию? 

– Самая очевидная мотивация – квалификационные требования, которым необходимо соответствовать. Чтобы продолжать работать в фармации, каждые пять лет специалист должен пройти курсы повышения квалификации. Безусловно, такой регламент давно устарел, информация сегодня обновляется с огромной скоростью, и, чтобы оставаться компетентным, специалисту необходимо учиться постоянно и хотя бы раз в год проходить полноценный курс повышения квалификации.

Но, так или иначе, сейчас мы говорим о том, что эта профессия регулируемая и уже сама нормативно-правовая база является главным мотиватором.

Кроме того, это еще и вопрос престижа. Эта профессия уважаема в обществе (к сожалению, сегодня не так, как хотелось бы, но это поправимо) – фармацевту доверяют, к его мнению прислушиваются, а это обязывает. Специалисты фармации – особые люди, имеющие потребность в самореализации, самосовершенствовании, желание быть лучшим в профессии, а это возможно только, когда человек получает новые знания и ориентируется в современных актуальных вопросах.

Конечно, сам работодатель может и должен стимулировать своих сотрудников к расширению профессиональной эрудиции, приобретению новых навыков. Сегодня, когда система квалификационных категорий разрушена, работодатель сам вправе проводить внутреннюю аттестацию сотрудников и использовать любые, в том числе, материальные поощрения для «отличников».

Ну, а задача государства – успешно провести необходимые реформы, чтобы провизор, как специалист системы здравоохранения, был высококвалифицированным. А это, в свою очередь – определенные требования к провайдерам образовательных услуг, учреждениям непрерывного профессионального образования и к аттестации специалистов.

Как фармацевту разобраться в потоке предложений, выбрать качественную образовательную программу, чтобы не потратить напрасно свое время? На что ориентироваться?

– Выбор провайдера – непростая задача. Если рынок образовательных услуг для врачей уже претерпел некоторые изменения, то наша отрасль пока только присматривается: взвешиваем риски, оцениваем угрозы и ищем свое место в новой системе. Поэтому, как и при выборе любой услуги, в том числе, образовательной, безусловно необходимо учитывать репутацию провайдера, опыт, квалификацию персонала, материально-техническую базу.

Когда речь идет о безусловных лидерах, как, например, НФАУ и ИПКСФ, задача несколько упрощается: репутация учебного заведения высока, поэтому мне, как руководителю, не стыдно показать все наши программы, по которым учатся интерны, специалисты фармации.

Кроме того, репутация провайдера важна еще и потому, что от этого зависит значимость сертификата, который слушатель получит по окончании обучения (участия в НПК, семинаре, тренинге, мастер-классе и пр.).

Есть немало примеров, когда аптечные сети организовывают собственные корпоративные университеты, обучают свой персонал и это прекрасно, но… обучение все-таки должны проводить аккредитованные преподаватели и по соответствующим программам.  

Что касается неинституциональных провайдеров (общественные организации, профессиональные ассоциации и др.), которые уже есть и вот-вот появятся на рынке образовательных услуг, они обязательно должны проходить аккредитацию какой-то независимой структуры. А не работать, как это прописано в проекте постановления №302 КМУ, на основании одной декларации отсутствия конфликта интересов. Такое сегодня неприемлемо! Цена этой «лояльности» слишком высока, ведь речь идет об образовании специалистов здравоохранения – стратегической для любого государства отрасли.

При этом нужно сказать, что все институционные провайдеры в долгу перед фармацией, поскольку дистанционная форма обучения появилась только сейчас, и то «благодаря» локдауну.

Но НФаУ и ИПКСФ не первый год на рынке дистанционного обучения?

– Да, мы в этом безусловные лидеры в Украине. НФаУ еще в 2015 году начал педагогический эксперимент для своих студентов и параллельно для интернов ИПКСФ НФаУ. На сегодняшний день в в штате нашего Института 60 преподавателей с докторскими или кандидатскими научными степенями, и все они прошли обучение по использованию дистанционных технологий. При этом, обучали мы своих преподавателей у лидеров этого направления – в Киевском политехническом институте, университете КРОК
(г. Киев). Благодаря этому мы в состоянии предоставлять свои услуги в том формате, который востребован специалистами фармации.

С чего вы начинали и как эта форма обучения выглядит сейчас?

– Конечно, запуску этой системы предшествовала большая работа, начиная 2007 года. В 2012 началось обучение преподавателей, а в 2015-м стартовала экспериментальная программа. Благодаря такому серьёзному подходу наши дистанционные курсы кардинально отличаются от тех, которые предлагают наши конкуренты.

Мы организовали дистанционные курсы, без преувеличения, высочайшего уровня, с учетом всех особенностей такого формата обучения: материал подан таким образом, чтобы слушателю (визуалу, аудиалу или кинестетику) было легко и комфортно воспринимать информацию. У нас есть аудиоматериалы, замечательные визуальные материалы и практические задания. Последние, к сожалению, востребованы не настолько, как нам бы того хотелось, но это, увы, результат десятилетий пассивного обучения – люди просто сидели в аудитории и слушали лекции. А при таком подходе, каким бы интересным, харизматичным и опытным ни был лектор, его возможности все равно будут ограничены форматом лекции. Поэтому интерактивные методы обучения долгое время оставались только для интернов, чьи знания еще свежи со студенческой скамьи.

На какой платформе проходит обучение?

– Для онлайн курсов мы используем виртуальную обучающую среду Moodle – это самая востребованная сегодня платформа среди образовательных учреждений в большинстве стран мира. Moodle дает великолепные возможности как по размещению материала, так и по коммуникации.

Таким образом, сегодня, чтобы пройти курсы повышения квалификации, нужно записаться/зарегистрироваться, при этом человек получает график обучения, что облегчает задачу курсанта, давая четкое понимание того, какую тему и к какой дате необходимо пройти. Здесь важно отметить 2 аспекта: есть статические материалы, которые выложены на обучающей платформе, и есть онлайн лекции – занятия, которые проводят наши преподаватели. Соответственно, они проходят в определенное время. С этим сложно, поскольку тяжело сопоставить график работы провизора со временем лекции. Выход из этого положения мы нашли простой: лекция читается в рабочие часы преподавателя (с 9 до 17 часов), но при этом осуществляется запись, которая размещается затем на платформе дистанционного курса. Таким образом, курсанты всегда имеет доступ к необходимой информации и в любое удобное время могут прослушать/пересмотреть любую из лекций.

На мой взгляд, современное последипломное образование в фармации должно выглядеть именно так. Но это под силу только институционным провайдерам, которые обладают необходимой материально-технической базой. У нас, например, в штате 5 сотрудников Центра дистанционных технологий, которые могут поддерживать обучение в режиме 24/7.

Благодаря этому, в 2020-м году мы обучили 800 интернов и порядка 2700 слушателей зарегистрировались и прошли образовательный курс.

Как пройти обучение в ИПКСФ?

– Приступить к обучению несложно: курсант подписывает договор, получает авторизованный персонифицированный доступ к нашему образовательному пространству на платформе Moodle, расписание онлайн занятий и начинает обучение.

Во время прохождения курсов повышения квалификации мы организовываем встречи с экспертами. Недавно, например, был вебинар с доктор юридических наук, профессором Национального юридического университета имени Ярослава Мудрого Виталием Пашковым, который сотрудничает с нами. Во время вебинара, участники могут задать вопросы эксперту, таким образом, это и обучение, и качественная дискуссия, и консультирование экспертного уровня.

В конце обучения обязательно проводится итоговый контроль. Форма контроля – тестовые задания, в которых нужно не просто выбрать один из предлагаемых вариантов ответа, а, например, сделать некую запись в открывшемся окошке, например, эссе или решение предложенной задачи по теме лекции. Такие промежуточные тесты слушатели проходят 2-4 раза за период обучения.

Итоговый электронный экзамен проводится в четко ограниченных временных рамках – даже находясь на расстоянии, экзаменуемый имеет доступ к базе тестовых заданий только в течение 20 минут.

Что бы Вы посоветовали будущим слушателям курсов повышения квалификации при выборе учебного учреждения?

 – Я бы порекомендовала изучать открытые ресурсы. То есть перед началом обучения в ИПКСФ, или Национальной медицинской академии последипломного образования, или Запорожском медицинском университете найти на сайтах этих учебных заведений открытый образовательный контент.

Мы, например, работаем в парадигме Open education, или открытого образования. Так, в ИПКСФ в 2020 году стартовал проект Open Pharmaceutical Education, предполагающий размещение миникурсов, которые представляют собой 15-минутные лекции экспертов по определенным вопросам. Таких лекций мы подготовили несколько, по наиболее актуальным темам, например, «Фармакотерапия в условиях COVID-19» и другим. Этот контент открыт, достаточно зарегистрироваться (для обратной связи), чтобы получить бесплатный доступ к информации, а, заодно, и составить представление об уровне лекторов, которые будут вас обучать.

К слову, роль слушателя в создании идеальной модели последипломного образования велика, поскольку сегодня он не обречен выбирать между 3-4 провайдерами. Сегодня мы вообще живем в условиях демонополизации рынка образовательных услуг.

ИПКСФ уже является частью рынка образовательных услуг, а что планируется в ближайшее время?

 – В перспективе ИПКСФ планирует выходить на рынок неинституциональных провайдеров. Если до того наша деятельность ограничивалась курсами повышения квалификации и интернатурой, а другие провайдеры (компании, профессиональные ассоциации и др.) тем временем проводили тренинги, конференции и другие профессиональные ивенты, то с 2021 года мы планируем активно осваивать эту нишу. Мы обладаем для этого огромным потенциалом – у нас высококлассные профессиональные спикеры, эксперты. По сути, именно эти специалисты и являются ведущими спикерами всех научно-практических мероприятий, которые проводились в Украине. Теперь наши специалисты смогут без посредников участвовать как в длительных программах, так и в проведении научно-практических конференций, семинаров, тренингов и мастер-классов (на основе договора между донором и университетом).

Планов много и есть чем вдохновляться. Предыдущий год мы завершили великолепным курсом для Ташкентского фармацевтического института, о котором собрали прекрасные отзывы. Так что рынок ближнего зарубежья тоже открыт для нас и мы не особо боимся конкуренции – мы к ней готовы.

Разрешим ли «конфликт интересов», в случае, когда фармацевтическая компания выступает провайдером той или иной образовательной программы/НПК и др.?

 – В этом отношении государство должно предъявлять четкие жесткие требования по проведению таких образовательных ивентов. Если они направлены на промоцию, — это один разговор, но ведь есть и социально ответственные фармацевтические компании, готовые инвестировать в образование. Например, компания «Сервье» ежегодно в НФаУ проводит различные образовательные проекты, направленные на выявление лидеров среди студентов – будущих активных специалистов фармации. Так, в 2019 году был реализован интересный проект Фарма Хакатон: интеллектуальный студенческий марафон поиска нестандартных решений (дизайн-мышление). В рамках конкурса студенты готовили собственные небольшие проекты о том, каким они видят университет будущего.

Есть и отечественные производители, которые организовывают образовательные программы для студентов, например, по знанию экологии и прочие.

Иными словами, программы могут быть разными, но их целью должно быть обучение, а не промоция. Поэтому государство и должно предъявлять свои жесткие требования. Например, можно регулировать соотношение образовательного контента, где не могут звучать названия компаний, торговые марки и пр., и рекламного.

Безусловно, это непросто, но другим европейским странам это удалось, и мы должны стремиться к этому. Задача упростится, если имплементировать в Украине надлежащую практику промоции, правила надлежащей аптечной практики и другие Good practices.

Сейчас все активно обсуждают проект постановления КМУ № 302. Как новая концепция НПР изменит жизнь провизора?

– Мы с коллегами солидарны в том, что реформа и внедрение системы НПР необходимы. Повышать квалификацию специалистов регулируемой профессии один раз в пять лет – нонсенс. Да и длительность этого курса (месяц!) – это слишком для работающего человека, думаю, достаточно недели, но ежегодно!

Конечно, когда речь идет о повышении квалификации специалистов фармации, это не может не влиять на их профессиональную жизнь. Главная цель изменений – совершенствование качества фармацевтической помощи в Украине. Ведь основной задачей специалиста фармации является консультирование пациента, ведение базы назначений, регистрация побочных действий, реакций на лекарственные препараты. Кроме того, специалист фармации может проводить вакцинацию в аптеке вместо того, чтобы отправлять пациента в амбулаторию или поликлинику. Да, это высокая планка для специалиста, но и условия его работы будут другими! Тогда, к примеру, будет выделяться не полторы минуты на клиента, как сейчас, а адекватное время для осуществления полноценной фармацевтической опеки, и провизор займет наконец свое заслуженное место – полноценного участника лечебного процесса, а не только специалиста, отпускающего лекарства.

Я верю, что это возможно, в том числе, и при условии имплементации современной модели системы НПР. А для этого нужны 5 составляющих:

1 - активный специалист фармации;

2 - социальная ответственность работодателя;

3 - квалифицированный аккредитованный/лицензированный провайдер образовательных услуг;

4 - четкий государственный регламент в отношении провайдера и мероприятий, которые он проводит;

5 - имплементация профессионального фармацевтического самоуправления.

Последнее, на мой взгляд, важнейший элемент системы. Без фармацевтического самоуправления НПР работать не будет. Именно профессиональная организация, будь то фармацевтическая палата, как предлагается в законопроекте (№2445-д от 03.07.2020г.) о самоуправлении медицинских профессий, или это будет называться иначе, вопрос не в названии, а в самой институции. Ее предстоит создать для того, чтобы она в дальнейшем контролировала соблюдения правил игры на рынке НПР, наполняла реестр представителей фармацевтических профессий (его еще тоже предстоит создать). Эта же организация будет участвовать в аккредитации неинституциональных провайдеров, посещать и контролировать сами мероприятия.

А что касается непосредственно специалистов, то созданная структура должна, скорее, защищать их права, а не заниматься вопросами допуска к профессиональной деятельности. Диплом специалиста уже сам по себе является допуском. А вот на этапе непрерывного профессионального развития могут и должны подключаться профессиональные организации, именно это и является их основной задачей.

Таким образом, если мы соберем воедино все необходимые составляющие, то можно надеяться, что будет достигнута солидарность в понимании того, что профессия фармацевта требует высокого качества подготовки специалистов и уважения к профессии и ее представителям.

Pharma.net.ua
Автор материала
>
полезный материал
3 читателей 3 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 5578 раз
поделитесь с другими
Версия для печати
обсуждение и комментарии
Присоединяйтесь