Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Либо авторизируйтесь через

полезный материал
5 читателей 5 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 644 раз

Киевская старина. Прогулка столичными аптеками, которых нет

Новости Украины - 644
second date644
Что помогло выжить Михайловскому златоверхому во время эпидемии чумы? В подвале какой из старинных киевских аптек подпольно правили службу? В какую из аптек страждущие приходили за бесплатными лекарствами? История благородства и благотворительности.
читайте также Главное за неделю

Из Древнего Киева ведется

Говоря о зарождении аптекарского дела в Киеве как не вспомнить о монахе Печерского монастыря преподобном Агапите. Согласно Печерскому патерику в медицине он вовсе и не был сведущ, а людей лечил лишь собственной едой и молитвой, причем безвозмездно: такова была сила слов преподобного, что он обычную и крайне скромную монашескую пищу превращал в лекарство. Даже с князя Владимира Мономаха не взял даров за целебное зелье: принесенное золото было роздано убогим и страждущим. Но исследования последних дней меняют ракурс на историю преподобного Агапита. При очередном исследовании мощей святого на руках его была обнаружена металлическая пудра и пыльца растений, в то время на территории Киевской Руси распространения не имевших: словом, жизнь его была куда интереснее тех фактов, которые дошли до наших дней. История донесла до наших дней звучащие сквозь многие века имена преподобных, посвятивших свою жизнь тогдашней медицине, среди них Агапит врач, Дамиан целебник, Ипатий лекарь и прочих.

Преподобный Агапий 
Преподобный Агапит Печерский, гравюра и Троицкая надвратная церковь

Черниговский князь, по собственной воле принявший монашество, больше известный нам как преподобный печерский Никола Святоша, выстроил в Киево-Печерской лавре к 1108 году один из старейших храмов Киева на сегодняшний день - Троицкую надвратную церковь, при которой устроил монастырскую лечебницу. Вскоре после появления нового храма в Лавре появился новый маленький монастырь, находившийся прямо в ее стенах - Никольский больничный. До наших дней сохранилась трапезная 1700 года постройки, здания монастырских клиники и аптеки. Монастырь тот служил пунктом медицинской помощи в большой Лавре, так как Липки (тогда носили название Клов) были районом диким и незаселенным, и монастырь находился за городом, будучи отрезанным от жизни Киева и его медицинского дела.   

О начале аптечного дела

О существовании особого аптекарского ремесла в Киеве аж до начала ХVIII века ничего не известно. Настоящая, цивилизованная аптека Киеву была необходима – город часто атаковали инфекционные болезни. Киеву пришлось пережить не одну эпидемию чумы и холеры. В 1770 г., например, чума унесла жизни почти 6 тыс. жителей одного только Подола при том, что все население Киева тогда не превышало 25 тыс. человек.Тогда в Софийском монастыре умерло 50 монахов и 70 певчих и прислужников, а вот Михайловский самоизолировался и таким образом спасся. Говорят, что только сильные рождественские морозы остановили смертельное шествие чумы в Киеве. Тогда же был принят указ о том, что семьям врачей, которые помогали в борьбе с эпидемией и скончались, полагались годовой оклад жалованья одноразово и повышенная пенсия в зависимости от выслуги лет.

Зарождаться аптечное дело в Киеве начало с обращения князя Дмитрия Голицына к Петру I с просьбой организовать обеспечение медикаментами хотя бы солдат Печерской крепости. И такое разрешение было получено, но сегодня свидетельств того, где и как функционировала аптека для солдат, не сохранилось. 

Впрочем, открыть аптеку в Киеве, скажем, 18 столетия, было несомненным коммерческим подвигом. Даже на заре аптечного ремесла особых иллюзий относительно фармацевтики никто не питал. Как пишет в своих «Киевских миниатюрах» Виталий Ковалинский, на Руси, узнав о европейской системе врачевания, оценили ее так: «Дохтур совет свой дает и приказывает, а сам того не умеет; а врач прикладывает и лекарствами лечит и сам той науки не знает, а аптекарь у обоих у них – кухарь». До того, разумеется, врачевали рецептами из «травников», «лечебников» и «Домостроя». Множество недугов лечили петушиными мозгами, запитыми вином, и верили, что сахар шиповника с тремя каплями купороса и «от сердца» поможет, и жар снимет, и тоску развеет… 

О первой приказной аптеке

Более-менее пристойный вид и содержание имела созданная в 1709 году на Печерске аптека. В ней были четыре комнаты, лаборатория, хранилище в подвальном помещении, содержались даже две лошади в отдельной конюшне! Аптекарь, гезель и служители жили во флигеле рядом. В создании аптеки активное участие принимал первый ее провизор Илья Чекалов, ставший ее управителем на 8 лет по контракту. Оплачивать владение аптекой Чекалов должен был в год одной тысячей рублей (а рубль рубежа XVIII и ХІХ вв. можно приравнять к 400-500 грн., если не больше) поручителями были назначены некоторые киевские купцы. 

О первой частной аптеке

Первую частную аптеку в 1728 году на Подоле по улице Притиско-Никольской (тогда Успенской, от церкви Успения Богородицы Пирогощи на Контрактовой площади) открыл немец Иоганн Гейтер, имевший московское аптечное образование. Разрешение на открытие аптеки было запрошено у самого государя - Петра II. По смерти Иоганна Гейтера аптеку долгое время содержала вдова - Анна Гейтер, со временем управление перешло к Георгу-Фридриху Бунге, выходцу из Пруссии. Аптека же осталась во владении вдовы Гейтер, которая позже стала тещей нового провизора, закрепив браком дочери аптечный бизнес за одной семьей. В 1779 году Бунге разрешением самой императрицы Екатерины ІІ официально получил звание аптекаря, а его семья вступила в Киевское дворянское собрание. Георг Бунге был человеком всесторонне образованным, уважаемым и энергичным, с его управлением связан период расцвета аптеки. Кроме ботаники, химии и фармакологии, он занимался электрикой, изготовлением термометров и барометров, делал оттиски медалей. Был Георг Бунге и человеком религиозным и благочестивым, он пригласил в свою аптеку лютеранского пастора, который служил для киевских немцев-протестантов прямо в подвале аптеки на Успенской. Дело в том, что религия в Российской империи, как и государственная власть была одна, дабы избежать политического раскола, исключения для строительства не православных храмов делались, но разрешение на запрещенное законом строительство до 1905 года испрашивалось у законодателя, то есть у самого императора. Есть информация, что поначалу службы в аптечном подвале проходили тайно. Со временем аптека перешла к сыну Бунге – Федору, который, будучи гезелем (прислужником) у отца в аптеке, овладел всеми атекарскими знаниями и умениями. Позже к нему присоединился и брат Андрей. Именно им пришлось воплощать в Киеве «государственную программу» по культивированию в собственном саду ревеня, корень которого был объявлен исключительно целебеным и чуть ли не лекарственной панацеей. Впрочем, гораздо больших успехов Федор Бунге достиг на научном поприще и был избран членом-корресподентом Санкт-Петербургской академии наук.  

Аптека Киева
На Притиско-Никольской улице, 1900 г.

Третий сын Бунге – Григорий попытался развить отцовский аптекарский бизнес и на торгах взял в откуп аптеку провизора Ильи Чкалова, на Печерске. Но внезапная смерть Григория не позволила сбыться планам, а вдове и малолетним детям достались лишь долги: имущество описали, в том числе и аптеку. Продолжили дело отца дети. Дочь Григория Бунге Елизавета вышла замуж за аптекаря Ивана Тецнера. А сын Андрей навел порядок в аптечном саду у подножия Андреевской церкви, где выращивали лекарственные растения – так завещал отец. Впрочем, позже он увлекся возделыванием красильной вайды, которая стала основой создания текстильного красителя, придававшего тканям удивительный синий цвет. Со временем у Андрея возникла потребность в компаньоне, и таким образом произошло слияние бизнеса с аптекарем Тецнером. Но вместе им пришлось поработать всего три года – Андрей Бунге умер, а аптека вместе с садом перешла во владение Ивана Богдановича.

 
Георг Бунге, один из пионеров аптечного дела в Украине, Герб фамилии Бунге

В 1811 году Подол сгорел, до сегодняшнего дня сохранилось всего 30 зданий, выстроенных до пожара, в их числе и аптека. Барокковое здание было отреставрировано архитектором А.И. Меленским, который превратил старую аптеку в строгое и скромное, классическое строение, а классицизм тогда был самым модным стилем в Киеве. В 1730 году аптека получила статус партикулярной. И действовала до недавнего времени, правда, со 150-летним перерывом, все в том же здании на Подоле, на тогдашней улице Успенской меж двух монастырей: Флоровским и Петропавловским. 


Дом Федора Коробкина на Подоле

Служил одно время в аптеке на Подоле уже у Тецнера гезелем Леонтий Пациорковский, который позже решил открыть собственное аптечное дело. Он отправился в Харьков, где выучился фармацевтическому делу и подал киевским властям прошение об открытии второй аптеки на Подоле, в которой обещал установить цены на 10 % ниже тех, что указаны в аптекарской таксе. Предчувствуя предстоящие убытки, Тецнер попытался было воспрепятствовать, мол, спрос на лекарства не так уж и велик. Но Пациорковскому разрешение медицинская управа все же дала. Новая аптека разместилась в доме Федора Коробкина на Контрактовой площади. Но просуществовала едва четыре года, потому что спрос у подольских жителей на лекарства действительно оказался низким. И он продал все аптечные «внутренности» своей аптеки тогда уже вдове Тецнера Елизавете Григорьевне. А она в свою очередь уступила все содержимое (помещение оставив за собой), Людвигу Рихерту. Подвиг Пациорковского попытался позже повторить провизор Ланге, затем брат Пациорковского из Житомира Леонтий. Но все тщетно. Жизнь распорядилась так, что аптека на Притиско-Никольской в итоге вернулась к вдове Тецнера, а та в конце концов продала ее провизору Егору Аншпаху за 35 тысяч рублей ассигнациями (неземная сумма для Киева того времени). Позже здание перешло во владение коллежского асессора Васильева, потом поменяло еще несколько хозяев у усадьбы. Только в конце 1970-ых вспомнили, что здесь два с половиной столетия тому назад размещалась первая в Киеве аптека. Жильцов коммуналок отселили, ремонтно-строительное управление провело реконструкцию – так здесь появилась аптека-музей. 


Особняк Самсона Стрельбицкого, в котором с 1814 располагалась подольская аптека. 1807 г.

Об аптеке Кирилловского монастыря

Указом императрицы Екатерины II о создании в губерниях Приказов общественной опеки от 1775 года созданы особые структуры, делом которых стала забота об образовании, медицинском обеспечении, благотворительности и борьбе с извращениями (имелось в виду пьянство), создании приютов, сиротских домов, госпиталей и домов для душевнобольных. Ну и, разумеется, аптек: в Киевской губернии они с большими хлопотами были организованы в Кирилловском монастыре и на Печерске. В помещениях секуляризованного Кирилловского монастыря аптека была помещена в колокольне (не сохранилась до наших дней), а келейные помещения занял бывший подольский смирительный дом. Сложно судить о том, на каком уровне было организовано хозяйство клиники, но известно, что ранее, когда просторного помещения она не имела, больные содержались в бывшем особняке Яна Быковского, больше известном как “Домик Петра” на Подоле. И тут несложно предположить, как доводилось жить больным со всего Киева в маленьком особняке. Состояние зданий кирилловских заведений, и положение содержащихся там психически больных, спустя сотню лет значительно ухудшилось, о чем свидетельствовала газета «Киевский телеграф». Та же судьба постигла и монастырскую аптеку. 

Аптеки Киева
Колокольня Кирилловского монастыря с теплой церковью Благовещения, в которой располагалась аптека Кирилловской больницы, 1760 г.

Об уставе

Первый аптекарский устав Российской империи был издан 20 сентября 1789 года на русском и немецком языках и содержал всего 23 статьи. В нем много говорилось о порядочности и учености аптекаря, о наставничестве, запрете торговать лекарствами «на стороне», использовании при приготовлении лекарств фармакопеи отечественных и иностранных (точных рецептов препаратов), но с полным соблюдением прозрачности и внесения в российскую таксу цены. Регулировать цены могла только медицинская коллегия, а лекарства разрешалось отпускать исключительно по правильно оформленным рецептам дипломированных врачей с разрешением на практику. Интересно, что в ту эпоху торговать в аптеке вином или водкой категорически запрещалось, однако впоследствии запрет отменили, и аптеки сплошь и рядом выставляли на свои стеллажи бутылки с заграничными и отечественными горячительными напитками.

О медицинской благотворительности

Старинная аптека Киева 
Благотворительная аптека при Лукьяновском народном доме, фото 1911 года, Княгиня Александра Петровна Романова

Опыт благотворительных аптек к началу ХХ века стал широко распространен по Киеву, организовывались благотворительные клиники, детские приюты, ночлежные, в частности под сводами Покровского монастыря на Лукьяновке, который получил в народе название городка милосердия или кня́гина монастыря. Княгиня Александра Петровна Романова, ныне почитаемая церковью, как преподобная Анастасия киевская, по праву рождения имевшая все возможности жить в роскоши, после череды семейных неудач она постриглась в монахини и основала монастырь (уже второй в ее жизни), в стенах которого находили приют нищие, больные, неимущие. Она сама оплачивала операции и ассистировала врачей при их проведении, самым бедным, которые не могли позволить оплатить дорогостоящую медицинскую помощь. В Покровском монастыре находилась также аптека, где лекарства были бесплатными для бедных, обычные же мещане могли купить там необходимые медикаменты. Даже первый рентген в истории киевской медицины был установлен не в частной или университетской клиниках, а в благотворительной клинике Покровского монастыря. 

Старинный Киев
Ансабль Покровского монастыря, арх. В.Н.Николаев, 1889-1911 гг..

О честности владельцев

Сегодня среднестатистический киевлянин вряд ли ищет на аптечной вывеске имя собственника сети. Но были времена, когда каждая вывеска на аптеке красноречиво заявляла о владельце – его престиже, ученой степени, наградах и признании, состоятельности и ответственности. В дореволюционные времена, всего каких-то 120 лет назад, у аптек не было коммерческих названий, они были брендированы исключительно фамилиями владельцев. Чистота бренда на рубеже 19 и 20 столетий была куда выше, поскольку каждый, кто хотел да и не хотел, знал кто за этим стоит, мало того, какое у него образование, медицинская степень, государственное подданство, и какие награды на каких выставках получила его аптека. В государственных заведениях обязательно были развешаны портреты управляющих, правителей, меценатов, владельцев. «Аптека Адольфа Марцинчика и сыновья», «Товарищество Альфонса Ралле и Ко въ Москве», «Аптека Бунге», «Провизор А.М. Остроумовъ», «Аптека Тецнера», «Товарищество Брокаръ и ко въ Москве», «Робертъ Кёлеръ и ко» – какие еще могут быть вопросы к прозрачности бизнеса! Гарантом качества выступал владелец и его фармацевтическая степень, которая тоже указывалась на вывеске. Аптека бакалавра фармации, магистра фармации, доктора, профессора… Аптеку основать мог только человек с медицинским образованием, которое он получал либо в университете, в Российской империи, либо в Европе. В штате должно было быть определенное количество сотрудников с соответствующим медицинским уровнем. Аптекарь имел право вести лечебную деятельность и зачастую принимал пациентов прямо в аптеке. 

Старинная аптека Киева
Аптека Адольфа Марцинчика на Крещатике, фото начала ХХ века

В историю Киева навсегда вписаны имена выдающихся аптекарей, достойных граждан своего города, судьба которых в фармацевтике сложилась очень по-разному: Бунге, Тецнеры, Пациорковские, Эйсман, Фромметы, Рильке, Марцинчики, Бугаревич… Они создавали и развивали аптечное дело, передавая его из поколения в поколение, неся в народ не только свои целительные знания, но и культуру, представления о благородстве и милосердии. Очень жаль, что прийти сегодня и почтить их память можно только по одному адресу – ул .Притиско-Никольская, 7. Здесь расположилась аптека через черточку музей.

Аптеки Киева
Доходный дом аптекаря Николая Фрометта, в котором с 1883 г. по сей день располагаются аптеки на 1-м этаже, арх. В.Н.Николаев, инж. П.И.Спарро

Аптеки Советов

А вот первая государственная аптека в Киеве появилась не в 18 и даже не в 19 веке, а перед самой революцией: на Ярославской улице в 1915 году за два года до падения Российской империи. А все потому, что нужды в ней практически не было, настолько эффективной оказалась частная фармацевтика. Так вот, первая государственная аптека появилась недалеко от Кирилловской промзоны, обслуживала она людей попроще, имевших скромный достаток, и тех, кто до этого прибегал преимущественно к помощи знахарей, ведьм и прочих народных «целителей». Так как услуги цивилизованной медицины на то время не отличались дешевизной и общедоступностью. К тому же аптека на то время – это далеко не одна только медицина. Например, впервые бутылки воды «Боржоми» появились в Киеве именно в аптеках, в них можно было приобрести хорошие вина, парфюмерию и косметику из Европы. 

С приходом советской власти и национализации, появлением Аптечного управления, в аптеках происходит стандартизация ассортимента по фиксированным ценам. Но, говорят, история развивается по спирали, и аптечная современность тому доказательство: государственные аптеки канули в небытие и возможно имя владельцев аптечных сетей тоже скоро вернется на аптечные вывески – чтобы посетитель аптеки точно знал, кого благодарить и не только.

Елена Жога
Краевед Ярослав Корниенко

Использованная литература:

  • Основы рецептуры
  • Фармация
  • История фармации
  • «Киевские миниатюры», Виталий Ковалинский, книга 6, Купола-2007. 
Pharma.net.ua
Автор материала
>
полезный материал
5 читателей 5 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 644 раз
поделитесь с другими
Версия для печати
обсуждение и комментарии
Присоединяйтесь