Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Либо авторизируйтесь через

полезный материал
7 читателей 7 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 961 раз

Коки Сато: «TAKEDA объединила усилия с другими компаниямИ для создания потенциальной терапии от COVID-19?ставя в центр внимания пациента, а не первенство в разработке»

Новости Украины - 961
second date961
О последних сделках и планах на будущее одной из крупнейших научно-исследовательских биофармацевтических компаний в условиях «новой нормальности» порталу Рharma.net.uа рассказал директор Takeda в Украине, Молдове и Беларуси Коки Сато.
читайте также Главное за неделю
Фигуранты: компании

Takeda — глобальная биофармацевтическая научно-исследовательская компания со штаб-квартирой в Японии. Компания представлена в 80 странах мира. Ключевые терапевтические направления Takeda: онкология, гастроэнтерология, неврология и редкие заболевания. Takeda также фокусирует свое внимание на разработке и исследовании препаратов в направлениях «терапия дериватами плазмы крови» и «вакцины».

Подробнее о компании
Takeda (Такеда Україна)
Takeda
Takeda — глобальная биофармацевтическая научно-исследовательская компания со штаб-квартирой в Японии. Компания представлена в 80 странах мира. Ключевые терапевтические направления Takeda: онкология, гастроэнтерология, неврология и редкие заболевания.

В прошлом году Takeda завершила одну из крупнейших M&A-сделок на фармацевтическом рынке, поглотив компанию Shire за 62 млрд долларов. В результате сделки компания получила довольно крупные долги. Расскажите подробнее о дальнейших планах компании, какие активы и направления станут основными, а от каких Takeda придется отказаться?

— Пациент — в центре внимания всего, что мы делаем в Takeda. Поэтому нам важно понимать, в какое будущее для пациентов мы инвестируем. В каждой из подобных сделок Takeda берет во внимание R&D составляющую, ведь мы покупаем не только продукты этой компании, которые присутствуют на рынках, а и молекулы, которые находятся в разработке.

Приобретение Shire позволило определить те направления, фокус на которые даст возможность наилучшим образом поддерживать пациентов в долгосрочной перспективе. Сегодня наши R&D направления — гастроэнтерология, онкология, орфанные (редкие) заболевания и неврология. Также мы инвестируем в разработку вакцин и препаратов на основе плазмы крови. Кстати, именно последнее позволило Takeda получить приставку «био» и стать биофармацевтической компанией.

Вы правы, действительно, приобретение Shire стало одной из крупнейших сделок на фармацевтическом рынке. Это неизбежно повлекло за собой финансовые обязательства, которые сейчас Takeda активно погашает за счет операционной деятельности и продажи неключевых активов.

Сейчас у нас стабильные финансовые показатели. Takeda имеет значительные резервы средств и доступ к обеспеченным кредитным линиям, что позволяет нам полностью выполнить наши обязательства: мы продолжаем погашать задолженность, и даже быстрее, чем планировали. Успешная реализация нашей стратегии позволит держать этот темп не только в 2020 финансовом году, но и в долгосрочной перспективе.

Что касается планов на будущее, то могу сказать, что Takeda готовится к расширению портфеля продуктов, которые сейчас находятся в разработке, продолжая развивать свои ключевые терапевтические направления.

Если говорить о ключевых направлениях, на чем концентрируется компания Takeda и сколько инвестирует в разработки?

— У глобальной биофармацевтической научно-исследовательской компании Takeda есть 3 крупных исследовательских центра и 36 производственных площадок по всему миру: в Японии, Китае, Сингапуре, США и Европе. В 2019 году инвестиции в R&D увеличились на более чем 30% по сравнению с предыдущим годом и составили свыше 4,5 млрд долларов США. В ближайшие пять лет Takeda планирует вывести на глобальный рынок 12 лучших в своем сегменте продуктов. Еще 9 продуктов сейчас находятся на этапе регистрации для получения прав на проведение дальнейших исследований.

Кроме того, за последний год к уже существующим партнерствам Takeda, которых около 200, добавились еще 38 новых R&D проектов с биотехнологическими компаниями и научными организациями, в том числе и альянс по разработке терапевтического препарата против COVID-19.

Повлияла ли пандемия COVID-19 на работу компании? Удалось ли избежать сокращения штата? Что изменилось в организации работы?

— Сложно найти компанию или человека, на которых бы не повлиял COVID-19. Но особенность фармотрасли в том, что нам нельзя останавливать работу — все знают, что происходит, когда пациенты не имеют доступа к необходимой терапии. Мы искали новые пути решения и делали все возможное для того, чтобы наши препараты поставлялись в Украину вовремя и в нужном объеме.

Сейчас мы продолжаем работать из дома — проводим обучение, собираем обратную связь, поддерживаем сотрудников. Благодаря налаженным HR-практикам, Takeda в Украине уже четвертый год подряд признается независимым Top Employers Institute «Лучшим работодателем». И в такое непростое время мы стараемся соответствовать этому званию и делаем все, чтобы карантин не повлиял негативно на численность нашей команды.

Насколько серьезные изменения внесла в деятельность медпредставителей вашей компании пандемия коронавируса? Ведь их работа во многом строится на личных и непосредственных контактах, а в текущих условиях это невозможно.

— С марта все медпредставители, как и остальные сотрудники Takeda в Украине, работают из дома. Мы понимаем, что обеспечение их безопасности — залог безопасности врачей, с которыми они взаимодействуют.

Вы правы, сложно полноценно заменить живое общение двух людей. Тем не менее, если говорить об удаленной коммуникации с врачами и фармацевтами, то Takeda, наряду с традиционными встречами, уже два года проводит так называемые call-визиты. Мы внедрили этот метод еще до коронавируса — разработали инструкции, рассказали, как использовать инструмент. Когда начался карантин, мы сделали эту практику повсеместной.

Я думаю, что после коронавируса в условиях так называемой «новой нормальности оптимальным будет микс двух форматов взаимодействия: оффлайн и онлайн, безусловно, с соблюдением всех карантинных ограничений и рекомендаций.

В апреле Takeda объявила о создании альянса с ведущими мировыми производителями для разработки терапевтического препарата против COVID-19. Что это за препарат и есть ли уже первые результаты? Когда можно ожидать его появления на рынке?

— Takeda, будучи экспертом в направлении разработки препаратов на основе плазмы крови, стала одной из компаний, которая сформировала альянс среди ведущих мировых компаний для создания терапевтического средства против COVID-19. Такой альянс позволит объединить усилия и ускорит процесс разработки потенциальной терапии. Его компании-участники работают над созданием единого небрендированного анти-SARS-CoV-2 поликлонального гипериммуноглобулина (H-IG) на основе плазмы крови пациентов, которые уже вылечились. Сейчас пока сложно спрогнозировать, когда ожидать первых результатов, но Takeda вместе с другими участниками альянса делает все возможное, чтобы ускорить этот процесс. Объединив усилия, мы ставим в центр внимания пациентов, а не первенство в разработке, ведь у нас совместная цель — помочь пациентам и спасти жизни, используя инновации и наработки наших компаний.

С чем вы связываете то, что фокус в сфере R&D сместился с традиционных направлений, например, лечения сердечно-сосудистых болезней, на более нишевые иммунология, орфанные заболевания?

— Я бы даже сказал, что это тренд последних десятилетий, и вполне ожидаемый. Долгие годы медицина была сосредоточена на терапии распространенных заболеваний, ведь от успеха в их лечении зависят миллионы жизней — и прогресс в этих направлениях привел к тому, что рынок оказался перенасыщен. Но есть пациенты, которые очень нуждаются в современных препаратах для лечения других, не менее серьезных болезней, например, онкологических. Или редких заболеваний — для большинства из них до недавнего времени вообще не существовало терапии, а для многих нет и до сих пор. Поэтому крупные компании, представители так называемой big pharma, инвестируют огромные средства в R&D для разработки нового инновационного лечения.

Расскажите детальнее про Takeda в Украине. Какое значение имеет для глобальной компании сравнительно небольшой украинский рынок?

— В основе деятельности нашей компании лежит четыре приоритета: пациент, доверие, репутация, бизнес. Это значит, что все бизнес-решения принимаются исходя из этих приоритетов именно в таком порядке. Как я уже упоминал, в центре внимания всего, что мы делаем, находится пациент. Наша миссия как глобальной биофармацевтической компании — предоставлять доступ пациентам к инновационным лекарствам по всему миру. Особенно это касается развивающихся стран, где пациенты в таких препаратах остро нуждаются. В Украине тоже, к сожалению, все еще остаются направления, для которых нет терапии, или же ее не было до недавнего времени. В случае Takeda в Украине речь идет о «нишевых» категориях, таких как терапия генетических, гематологических, иммунных и онкологических заболеваний. Мы делаем все возможное, чтобы украинские пациенты с такими заболеваниями могли получить необходимые лекарства.

Какие препараты компании представлены в Украине и планирует ли Takeda расширять свой портфель в ближайшее время?

— Takeda в Украине работает в пяти ключевых направлениях: гастроэнтерология, гематология, генетические заболевания, онкология и неврология. Именно в этих терапевтических направлениях мы поддерживаем программы в сфере здравоохранения и предоставляем пациентам доступ к современным препаратам. Наше портфолио здесь представлено 30 продуктами, из которых 7 — инновационные, потенциально жизнесохраняющие лекарственные средства. К ним относятся: препарат для терапии лимфомы Ходжкина — Adcetris, для лечения воспалительных заболеваний кишечника — Entyvio, для терапии пациентов с болезнью Гоше I типа — VPRIV, с болезнью Фабри — Replagal, с синдромом Хантера — Elaprase, и два продукта для больных гемофилией А — Advate и Adynovate. Кроме того, недавно этот список пополнил препарат Cinryze, который давно ожидали пациенты с еще одним редким заболеванием — наследственным ангионевротическим отеком.

По данным Ассоциации производителей инновационных лекарств APRAD, в Украине доля оригинальных препаратов в денежном выражении составляет порядка 9%. Остальные 91% — это воспроизведенные препараты, то есть генерики и биосиммиляры. Как, по вашему мнению, увеличить долю инновационных лекарств, чтобы в результате выиграли украинские пациенты?

— Очень уместный вопрос, ведь увеличение доли инновационных лекарств и является нашей задачей как глобальной биофармацевтической компании. Мы видим решение в использовании международных методов фармако-экономической оценки лекарств при формировании программ госзакупок. Такая оценка позволяет оценить клиническую эффективность лекарственных средств и экономию для государства. Инновационный препарат может оказаться финансово выгоднее просто потому, что, к примеру, его необходимо меньше. И это при том, что он гарантирует и лучшие результаты лечения! В таком случае выигрывают все: государство экономит бюджет, производители получают стимул вкладывать в разработку инновационных препаратов, а пациенты — доступ к ним.

Для этого необходим диалог между всеми заинтересованными и ответственными сторонами, и в первую очередь, между государством и производителем. Под таким диалогом я подразумеваю прозрачную, регулированную и понятную процедуру взаимодействия фармпроизводителя и государства, которая позволит упростить доступ украинских пациентов к инновационным лекарствам.

Вы упомянули принцип «пациент — в центре внимания». Что это означает для вас и как он реализуется в Украине?

— Это означает, что Takeda, как ценностно-ориентированная компания с историей почти в 240 лет, в принятии всех решений руководствуется в первую очередь интересами и потребностями пациентов. Благодаря нашей глобальной стратегии «Доступ к лекарственным препаратам» уже более 125 тыс. пациентов во всем мире получают инновационную терапию.

В рамках глобальной стратегии мы запустили локальные Программы помощи пациентам в Украине по препаратaм Adcetris и Entyvio. Мы сотрудничаем с благотворительными фондами, пациентскими организациями и медицинским сообществом, снижая стоимость лечения для больных путем частичного покрытия затрат. Это дает возможность получить полный курс терапии даже тем, кто не может оплатить его полную стоимость. Благодаря программе в Украине помощь уже получили более 240 пациентов с лимфомой Ходжкина и воспалительными заболеваниями кишечника. Это важная и очень необходимая инициатива, часть нашей социальной ответственности во благо здоровья и будущего пациентов в нашей стране.

Pharma.net.ua
Автор материала
>
полезный материал
7 читателей 7 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 961 раз
поделитесь с другими
Версия для печати
обсуждение и комментарии
Присоединяйтесь
материалы сюжета
больше новостей на эту тему