Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Либо авторизируйтесь через

полезный материал
0 читателей 0 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 695 раз

Возвращение гидроксихлорохина: ученые снова предлагают лечить коронавирус противомалярийным препаратом

Новости Украины - 695
second date695
Ученые продолжают пытаться приспособить противомалярийные средства для лечения коронавируса. На этот раз их внимание привлек кузен гидроксихлорохина – амодиахин.
читайте также Главное за неделю

К настоящему времени исследователи, регуляторы и клиницисты успели уже несколько раз похоронить гидроксихлорохин – старинное лекарство от малярии, которое рекламировалось (и даже вошло в протоколы лечения) как лекарство от Covid-19. Однако ученые упорно не отказываются от попыток приспособить противомалярийные средства для лечения коронавирусной инфекции.

Амодиахин – кузен гидроксихлорохина

Так, несмотря на то, что гидроксихлорохин безвозвратно отправлен в утиль, ученые все же предлагают лечить инфекцию Covid-19 его «двоюродным братом». Речь идет об амодиахине – широко распространенном антипротозойном средстве, которым уже несколько десятков лет лечат малярию как у взрослых, так и у детей. Амодиахин был впервые синтезирован в середине 1940-х годов, когда ученые буквально наперегонки создавали искусственные версии противомалярийного соединения хинина –натурального вещества, которое содержится в коре хинного дерева. Дело в том, что во время Второй мировой войны цепочки снабжения корой хинного дерева постоянно давали сбой, поэтому важно было быстро отыскать альтернативные средства для лечения опасной инфекции. Соответственно, молекулярная структура амодиахина очень похожа на структуру хлорохина и гидроксихлорохина, последний из которых, кстати, был открыт примерно в то же время. Но с фармацевтической точки зрения между этими препаратами есть, по крайней мере, одно важное различие: его воздействие на клетки организма хозяина более разносторонне – соединение поражает большее количество молекулярных мишеней.

В течение 1970-х годов амодиахин был протестирован на приматах, а затем проверен в испытаниях на людях, где и проявил себя как очень эффективное средство от устойчивых к хлорохину типов малярии. Исследования и клиническая практика дали убедительные свидетельства превосходства амодиахина над хлорохином, так что он прочно занял свое место в области лечения малярии, которое сохранил до сих пор. Например, следует отметить, что амодиахин включен Минздравом в национальный перечень основных лекарственных средств Украины.

Возращение в новом обличье?

Но вернемся к Covid-19. Итак, неожиданно в конце августа было опубликовано исследование, авторы которого описывают преимущества амодиахина как потенциального лекарства от инфекции Covid-19.

Правда, проводилось оно на животной модели: ученые из Медицинской школы Икана на горе Синай в Нью-Йорке накормили несколько десятков хомяков амодиахином, а затем контаминировали (обрызгали носы) грызунов новым коронавирусом. Животные продолжали получать амодиахин еще в течение трех дней, после чего их клинические показатели сравнивали с контрольной группой, которая не получала лекарство от малярии. У хомяков, «принимавших» амодиахин, оказалось на 70 % меньше генетического материала коронавируса в тканях легких.

Во втором эксперименте ученые начали давать здоровым хомякам амодиахин, а затем поместили их в клетку с зараженными особями. И снова они добились успеха, еще большего: в легких животных, получавших амодиахин, обнаруживалось на 90 % меньше вирусного материала.

Далее ученые провели еще одно исследование – прямое сравнение амодиахина и гидроксихлорохина, снова-таки у хомяков. Оказалось, что амодиахин уменьшал количество вирусного материала в тканях животных, в то время как гидроксихлорохин был неэффективен.

Амодиахин при коронавирусе: «за» и «против»

Естественно, победу праздновать еще не время. Критики исследования не видят особых причин для восторга от амодиахина. Оба препарата ранее проверялись против широкого спектра инфекционных болезней, в том числе таких экзотических, как лихорадка Эбола, Зика и даже денге. Все эти исследования заканчивались с неоднозначными результатами.

А специалисты из Йельской школы общественного здравоохранения, которые создали отдельную группу, проводящую лабораторные исследования амодиахина при Covid-19, справедливо отмечают, что хомякам в новом исследовании препарат дали за день до контаминации вирусом – так что невозможно узнать, что может случиться, когда лекарство дадут уже заболевшему животному. Иными словами, результаты экспериментов на хомяках демонстрируют потенциальную профилактическую активность, но не показывают какой-либо терапевтический потенциал амодиахина.

Впрочем, даже сами нью-йоркские исследователи признают, что результаты, полученные в экспериментах на хомяках, рановато применять к людям.

С другой стороны, у них нашлись и союзники. Например, амодиахин, как и гидроксихлорохин, раньше показал себя многообещающим лекарством при атипичной пневмонии, возникшей на фоне тяжелого острого респираторного синдрома (SARS), а также ближневосточном респираторном синдроме (MERS). А группа исследователей из Института Висса в Бостоне показала in vitro, что применение амодиахина снижает в клетках легких человека уровень родственного вируса, поверхность которого содержит тот же белок, что и опасный коронавирус. Хотя, опять же, модифицированный искусственно суррогатный вирус – это не то же самое, что непредсказуемый и «дикий» SARS-CoV-2.

Поэтому, конечно, еще слишком рано ожидать сказочный финал – внедрение амодиахина в протоколы лечения коронавирусной ифекции. Мировые эксперты в области здравоохранения предостерегают от создания чрезмерной шумихи вокруг очередного противомалярийного препарата, потенциально активного против пандемического SARS-CoV-2. Ведь если амодиахину не удастся пройти дальнейшие испытания при Covid-19, научное сообщество может оказаться в очень неудобном положении – как, собственно, и случилось с гидроксилорохином.

С одной стороны, попытки перепрофилировать странные лекарства для новых показаний вполне объяснимы: это гораздо менее затратное занятие, чем создавать новое соединение «с нуля». С другой стороны, фиаско с гидроксихлорохином лишний раз напоминает нам об опасности безосновательной «раскрутки» какого-либо лекарства при отсутствии четких данных клинических исследований. Из-за этого может пострадать множество людей – как те, которые получат бесполезный препарат со всевозможными побочными эффектами, так и те, которые не получат его из-за дефицита, хотя действительно нуждаются в этом препарате по прямым показаниям. Например, в случае того же гидроксихлорохина каждый третий пациент с волчанкой в США испытывал трудности с доступом к этому ЛС – и все из-за рекламы, которую ему организовал Дональд Трамп. С амодиахином такая же история и вовсе может закончиться катастрофически, поскольку этот препарат включен во вторую по распространенности схему лечении малярии, используемую во всем мире.

Pharma.net.ua
По материалам: QPS, Wired, МОЗ Украины
>
полезный материал
0 читателей 0 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 695 раз
поделитесь с другими
Версия для печати
обсуждение и комментарии
Присоединяйтесь
материалы сюжета
больше новостей на эту тему