Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Либо авторизируйтесь через

полезный материал
0 читателей 0 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 749 раз

Ответный ход

Новости Украины - 749
second date749
Илья Дугин, “Фармацевтический вестник” (Россия) 
читайте также Главное за неделю

В Европе, на долю которой приходится около 30% мирового фармрынка, власти в целях сдерживания расходов на здравоохранение и сокращения бюджетного дефицита взялись за цены на лекарственные препараты, особенно на новые. Наиболее жестко к вопросу экономии подошли в Германии. Ряд компаний — GlaxoSmithKline и Boehringer Ingelheim в ответ уже отложили или частично прекратили вывод новых препаратов на британский и немецкий рынки, т.к. правительства этих стран подняли планку требований к их продукции. Аналитики Bloomberg Industries предупреждают, что меры по снижению затрат в Европе будут приниматься и в 2013 г., т.к. вместо ранее прогнозируемого роста экономики в этот период они ожидают ее дальнейший спад.

Европейское агентство по лекарственным средствам дает рекомендацию Еврокомиссии относительно того, какой препарат должен быть одобрен всеми 27 странами блока. После этого сами фармкомпании согласовывают цены с регуляторами отдельных стран.

И труднее всего теперь договориться с Германией. Там, для того чтобы получить разрешение на установление более высокой цены от фармкомпаний, требуется доказательство того, что их новый продукт лучше и эффективнее уже существующих на рынке. Таково требование закона о ценообразовании на ЛС, принятого еще в 2010 г. Его разработчики ставили себе цель добиться репрессивными мерами ежегодной экономии в объеме 2 млрд евро (2,6 млрд долл. США).

Но в итоге экономия — не единственный эффект, который спровоцировал принятие закона. В марте 2012 г. немецкий регуляторный орган отклонил заявку Boehringer Ingelheim на противодиабетический препарат Trajenta на том основании, что компания не представила результат сравнения с другими средствами. Boehringer Ingelheim начал второй раунд переговоров по цене на препарат в сентябре. Как отметили в компании, она продолжит переговоры, только если препарату будет присвоен статус «имеющий дополнительную выгоду». Если нет, то, по словам представителя Boehringer Ingelheim Джудит фон Гордон-Вайхельт, следующий шаг компании может быть неблагоприятным для немецкого рынка.

Похожая ситуация с GlaxoSmithKline. В мае 2012 г. компания прекратила поставки своего нового противоэпилептического препарата Trobalt для вновь диагностированных пациентов в Германии, после того как регулятор заявил о намерении сравнить его с двумя дженериками. Но в GSK все декларируют, что готовы продолжить переговоры о цене на препарат, чтобы он стал доступным для новых пациентов.

«В течение нескольких последних лет немецкие власти приняли целую серию репрессивных мер в отношении фармкомпании, — отмечает генеральный директор Европейской федерации фармацевтической промышленности и ассоциаций Ричард Бергстрем. — Это отрицательно сказывается на немецких пациентах и на экономике всей страны, которая прилагает огромные усилия, чтобы сохранить бизнес и привлечь новые инвестиции».

По информации Немецкой ассоциации исследовательских фармацевтических компаний (VFA), более двух десятков лекарственных препаратов уже подверглись сравнительной процедуре. В четырех случаях производители приняли решение уйти с немецкого рынка.

Первым препаратом, попавшим «под сравнение», стал антикоагулянт Brilique компании AstraZeneca. Он успешно прошел процедуру. Всего же, по информации немецкого ведомства, отвечающего за компенсацию стоимости лекарственных средств (G-BA), в пяти случаях при сравнении препаратов немецкий регулятор увидел у новых ЛС значительный дополнительный эффект, в девяти — минимальный, еще в трех — не поддающийся количественному измерению.

По мнению независимого председателя G-BA Джозефа Хекена, результаты показывают, что обязательная и быстрая сравнительная оценка препарата в течение первого года, когда он попадает на рынок, дает хорошую базу для переговоров о ценах между отраслью и провайдерами услуг здравоохранения.

Германия — не единственная европейская страна, решившаяся сравнивать новинки рынка с уже имеющимися в обороте препаратами. В Великобритании крупнейшим покупателем лекарственных средств является государственная Национальная служба здравоохранения (NHS). Советником по закупкам у этой организации выступает созданный в 1999 г. Национальный институт охраны здоровья и совершенствования медицинской помощи (NICE), специалисты которого оценивают соотношение цены и качества того или иного лекарственного препарата и в зависимости от этого выдают рекомендации NHS.

По информации аналитиков Bloomberg Industries, за период с января 2010 г. по август 2012 г. NICE отклонил заявки на 26 (33%) наименований лекарственных препаратов из 79, одобренных Европейским агентством по лекарственным средствам. Из них 15 заявок были отклонены на основании несоответствия цены и качества продуктов, хотя фармкомпании и предлагали скидки.

Среди «невезучих» препаратов — средство для лечения рака молочной железы Tyverb и препарат против красной волчанки Benlysta. Оба средства разработаны британской компанией GlaxoSmithKline. Однако окончательное решение пока не вынесено.

С учетом того, что цены на лекарства в Великобритании самые низкие в Европе, а коэффициент применения новых лекарственных средств один из самых низких на континенте, NICE неадекватно подходит к оценке инноваций, полагает исполнительный директор Ассоциации британской фармацевтической промышленности (ABPI) Стивен Уайтхед. В одном из интервью он отметил, что становится все сложнее и сложнее получить отдачу от инвестиций в разработку новых лекарственных средств. В результате страдают пациенты, не получающие оптимального лечения.

По мнению NICE, сравнение цен на лекарства в разных странах может ввести провайдеров услуг здравоохранения в заблуждение, т.к. в одних странах пациентам приходится доплачивать за них из своего кармана, а в других, в частности в самой Великобритании, большинство пациентов получают их бесплатно. В качестве ответа на несправедливые, по мнению агентства, упреки в свой адрес его представитель приводит пример, согласно которому NICE одоб­рил ряд самых дорогих в мире препаратов, в т.ч. Herceptin для лечения рака молочной железы и Sutent для лечения рака почки.

В октябре 2012 г. французские власти объявили о намерении сократить расходы на здравоохранение в 2013 г. на 2,1 млрд евро за счет снижения цен на лекарства, меньшего количества назначений медикаментозной терапии и сокращения расходов на стационары.

По словам вице-президента IMS Health Грэма Льюиса, эти меры гораздо более простые, чем, например, реорганизация стационарного обслуживания и другие изменения в рамках системы здравоохранения. Он полагает, что правительство и политики просто не отдают себе отчет в том, насколько неэффективны принимаемые ими меры. Необходимы структурные изменения, которые так сложно осуществить с политической точки зрения. По данным аналитиков IMS Health, программы по сокращению затрат на здравоохранение в 2011—2016 гг. приведут к снижению или слабому росту (от -1 до +2%) затрат на лекарства в Европе. Страны с развивающимися экономиками ожидает двукратное увеличение затрат на лекарственное обеспечение граждан.

Однако в программах по сокращению затрат бывают и исключения, особенно в отношении орфанных лекарственных препаратов, предназначенных для лечения редких заболеваний, говорит управляющий фондом инвестиционной компании DNCA Finance SA Раджеш Варма. В качестве примера он приводит компанию Genzyme (подразделение Sanofi), которой удалось повысить цены на свои орфанные препараты, терапия которыми может стоить до 200 тыс. долл. в год.

По его мнению, жалобы на ценовое давление не что иное, как пустая болтовня. «Необходимо принимать во внимание, сколько препараты уже на рынке, имеются ли их аналоги и являются ли они орфанными или нет», — говорит г-н Варма.

Управляющий фондом Merchbank (Барселона) Хосе Аймами твердо уверен, что инвестиционные возможности есть даже у компаний с прочными позициями в Европе. Он приводит в пример швейцарскую Roche, которая продолжает укреплять свои позиции за счет уже существующих и новых противоопухолевых препаратов. Не отстает и бельгийская Heverlee, чей офтальмологический препарат уже получил «зеленый свет» в США в октябре и может быть одобрен в Европе в 2013 г. Американская Bristol-Myers Squibb совместно с Pfizer разработала препарат Eliquis для предупреждения инсультов, который в ноябре 2012 г. также получил одобрение европейских регуляторов.

Специалисты международного рейтингового агентства Fitch Ratings ожидают, что компании со снижающимися доходами, имеющие «глубокие карманы», в частности Pfizer, Eli Lilly, Bristol-Myers Squibb и AstraZeneca, могут увеличить расходы на сделки по M&A. Кроме того, они не исключают увеличения количества лицензионных сделок и многосторонних совместных предприятий, подобных ViiV Healthcare Ltd. (между GlaxoSmithKline, Pfizer и японской Shionogi по разработке и производству антиретровирусных препаратов). Резервы для этого есть.

Pharma.net.ua
>
полезный материал
0 читателей 0 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 749 раз
поделитесь с другими
Версия для печати
обсуждение и комментарии
Присоединяйтесь