Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Либо авторизируйтесь через

полезный материал
17 читателей 17 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 2291 раз

Смутные времена: почему и куда уходят из профессии фармацевты и провизоры

Новости Украины - 2291
second date2291
Работа в аптеке все больше утрачивает свою ценность для аптечных работников. Причем, эта тенденция, увы, мировой тренд. Почему так происходит и где провизору искать запасной аэродром?
читайте также Главное за неделю

День фармацевта прошел, теперь можно поговорить и о профессиональных проблемах. Падение престижности профессии, которое касается преимущественно аптечного сектора, заметили во многих странах. В откровениях самих фармацевтов просматривается немало поводов ее «разлюбить», но это отнюдь не тенденция типа «черного лебедя» – работа в аптеке перестает приносить удовлетворение по вполне объяснимым причинам.

Кто виноват и в чем секрет?

Немногие эксперты, готовые комментировать сегодня ситуацию на фармрынке Украины, вынуждены признать ее жесткость, как в аптечном сегменте, так и в бигфарме: продажи падают, маржинальность и наценки, а следовательно, и рентабельность в аптеках стремятся к минимуму, фармопека теряет смысл, потому что все меньше востребована, и то ли еще будет, когда интернет-продажи лекарств наберут обороты... Можно, конечно, во всем винить эпидемию COVID-19, но лучше разобраться в причинах происходящего, потому что вооружен тот, кто предупрежден. Pharma.net.ua пригласила к разговору на больную тему Андрея Анучина, директора специализированного кадрового агентства «Фарма Персонал» и Ирину Деревянко, к.м.н., директора маркетингового агентства ASAP GROUP.

Бег по кругу, причем замкнутому

Андрей АнучинДействительно, сегодня розовые стекла очков на глазах аптечных работников все больше приобретают серый оттенок. И самый главный повод для разочарования – нивелирование социальной значимости, невостребованность специальных знаний и нежелание быть только продавцом таблеток. Они лишены возможности реализовать свои навыки в условиях аптечного производства – экстемпоралка стала экзотикой! А посетители все меньше нуждаются в их консультации с оттенком фармопеки: это уже сделал за них интернет, страховая компания или в лучшем случае, врач. Если раньше посетители время от времени были склонны подольше задерживаться у первого стола, обсуждая свои проблемы со здоровьем в надежде получить дельный совет, то сегодня в условиях карантина из аптеки стараются убежать как можно скорее.

Наверное, со всем этим можно было смириться, если бы такая работа в условиях повышенного риска инфицирования и стресса, да еще и целый день на ногах, достойно оплачивалась. Но средняя зарплата первостольника намного ниже, чем у работников в других отраслях и даже внутри нашей. В зависимости от региона и масштабов аптечной сети, локации и пациентопотока она варьируется от 7 до 9 тыс. грн. Для сравнения – офисный работник в той же сфере, сидя в удобном кресле и попивая чай-кофе, получает свои стабильные 12-13 тыс. грн.

Сегодня практически нет аптечных сетей, где собственники не использовали бы маркетинговые договоры с производителем. А нереальные планы продаж нужных препаратов и четко (ни шагу влево, ни шагу вправо!) обозначенные во внутренних программах для аптечных работников «приоритетные» лекарственные средства и сопутствующие товары тоже напрягают провизоров, которые вынуждены из кожи вон лезть, чтобы впарить людям «продвинутое» лекарство.

И куда же податься разочаровавшемуся в аптечном бизнесе провизору и фармацевту? Можно поискать приличное место в фармкомпании, где гораздо выше зарплата, есть социальный пакет и ощущение миссии, и даже выдается в пользование автомобиль, но условия труда не менее жесткие. Однако промоционный сегмент фармрынка перенасыщен, к тому же в условиях эпидемии коронавируса и падения продаж компании всерьез задумались о сокращении количества рэпов. Рост этого рынка вакансий составляет сейчас всего 2% (ожидалась гораздо большая цифра), поэтому здесь перспективы для человека с фармобразованием не слишком радужные.

На производстве аптечных фармацевтов тоже не ждут с распростертыми объятиями. И здесь весь вопрос не в полученных при обучении знаниях: даже дипломированные технологи фармпроизводства, попавшие за первый стол, считаются уже «сбитыми летчиками», то есть использовавшими свой шанс.

Вакансий для фармацевтов сегодня предлагается меньше, чем в прошлом году – ежедневно мы размещаем всего около 200 (плюс/минус). Но если в промоционном сегменте спрос на новых сотрудников упал на 80%, то в аптечном – всего лишь на 30%. Даже в такой непростой ситуации, которая сейчас наблюдается на рынке, встречаются сети, массово ищущие персонал – например, сеть «Аптекарь» («Виталюкс») размещает вакансии и заведующих аптекой, и первостольников. Так что поменять шило на мыло проблемы не составляет. Вот большинство фармацевтов с провизорами и ходит по кругу из одной сети в другую в поисках лучшей жизни, большей на 500 грн. зарплаты или аптеки ближе к дому. Этим и объясняется огромная текучка (30-40% в год!) на аптечном рынке: больше трети аптечных работников в течение года меняет место работы. Такое положение дел тоже усиливает чувство неудовлетворенности работой – когда попадаешь в этот круговорот, ощущение нестабильности и стресса значительно усиливается.

Медработник и продавец лекарств – разные профессии

Ирина ДеревянкоНачнем с того, что фармацевтический вуз – один из самых «сложных» в принципе. Поступить туда всегда было тяжело, а уж отучиться и получить диплом считалось высшим пилотажем: уровень квалификации и IQ провизора был очень высоким. У выпускников таких вузов раньше было минимум два очевидных пути – на заведование аптекой или на фармпроизводство. За первым столом работали специалисты со средним образованием. Когда же фармрынок начал бурно развиваться, вузы ответили на запрос более активным выпуском фармацевтов, и выпускники плавно перекочевывают за прилавок и на кассу, превращаясь фактически в продавцов. Получить с таким трудом высшее образование, и понимать, что можешь очутиться в роли продавца за первым столом? Опускаются руки!

Раньше сотрудники аптеки были реальными работниками медицинских учреждений, их воспринимали почти как медиков. Они помогали пациентам и получали взамен соответствующее благоговейное отношение. И еще – моральное удовлетворение. Сегодня первостольнику не ставят задачу помочь пациенту, его задачей стало увеличить средний чек, продав то, что повысит прибыль аптеки. Эта тенденция наметилась еще 10-15 лет назад, когда в аптечную сферу пришли финансовые инвесторы и привели за собой управленцев и маркетологов из FMCG. Уже тогда представитель одной из крупнейших частных аптечных сетей на очередном профессиональном саммите заявил с трибуны: «Принципиальной разницы в том, продавать таблетки или колбасу нет, поэтому и в аптечном бизнесе, и в сфере FMCG работают одни и те же законы оборачиваемости товаров». Их, конечно, освистали, но во вновь сформированных сетях очень быстро прижилась модель бизнеса, присущая обычному супермаркету. Социальная миссия сменилась продажами.

Что касается экстемпорального аптечного производства препаратов лично я не вижу в ней «сакральную корову». В 80- 90-х, когда был тотальный дефицит готовых лекарственных форм, экстемпоралка действительно решала определенные проблемы. При нынешнем же изобилии препаратов разных форм и дозировок практически на все случаи жизни можно оставить 1-2 аптеки на большой город с таким хенд-мейдом. Не стоит забывать и о том, что по гарантиям качества такие ЛС не могут конкурировать с лекарствами, изготовленными на сертифицированном фармацевтическом предприятии, которое контролируется правилами GMP PICs. Поэтому я не вижу смысла в ручной фармацевтике: профессиональных перспектив для развития провизора и этого сегмента в принципе.

Есть ли перспективы у рэпов?

Параллельно с формированием фармырнка активно развивалось и продвижение препаратов с помощью медицинских представителей, но его инфляция произошла еще стремительнее. В конце 90-х, когда развалилась система последипломного образования, а на рынок стали массово выходить инновационные импортные препараты, дающие толчок к развитию новых методов лечения, рэпы были нужны как воздух. Именно от них рядовые и не очень врачи получали новую информацию, в которой были очень заинтересованы, работа была престижной и высокооплачиваемой. Поэтому в медпредставители шли кандидаты и доктора наук, на худой конец – врачи высокой квалификации. Но вначале 2000-х эта тенденция изменилась. Сначала сказали, что донести информацию вполне по силам рядовым врачам без регалий, а потом и вовсе все свелось к тому, что для ее популяризации совсем не обязательно быть врачом. Хороший продавец, читай – специалист по «впариванию» – легко справится с этой миссией. И рэпы, вооружившись планами продаж и методами втюхивания, положили начало деградации этого звена: во многих компаниях медпредставители превратились в разносчиков листовок. Только самые-самые инновационные компании сохранили у себя медпредов, способных действительно грамотно и профессионально выполнять поставленную задачу.

Вот и получается, что круг мест, куда бы реально мог уйти провизор и фармацевт из аптеки, сузился еще больше. Расставила свои акценты и ситуация с COVID-19. Ни для кого не секрет, что фармрынок упал, и это была первая эпидемия, при которой такое случилось. И он не просто упал, этот кризис носит структурный характер – он меняет модель бизнеса на этом рынке. Врачи уже адаптировались к дистанционному обучению. Когда начался локдаун, резко выросло количество различных вебинаров и онлайн-сессий, лекций и конференций, интерактивов. Они поняли как это удобно, и безвыходное положение стало мотиватором. Поэтому я думаю, что медпредставители – слабое звено, по которому и ударит эта реструктуризация: они практически утратят свое значение на рынке. С учетом того, сколько стоит этот инструмент, соотношение цена/польза очень сильно упадет.

Перспективы для фармацевта есть, но…

Долгие годы над аптечной сферой висел Дамоклов меч дистанционной продажи лекарств. Похоже, он опускается все ниже. Те аптеки, которые вложили большие деньги в лицензии, в площади аптек классического формата, безусловно, будут сопротивляться до последнего, но это вряд ли изменит ход истории. После того как 17 сентября Верховная Рада Украины приняла проект Закона Украины «О внесении изменений в статью 19 Закона Украины «О лекарственных средствах» относительно осуществления электронной розничной торговли лекарственными средствами (№3615-1) во втором чтении и в целом, это всего лишь вопрос времени. Через три месяца после его подписания Президентом Украины он вступит в силу. Чем это чревато для работников аптек? В первую очередь сокращением рабочих мест: первостольников заменит оператор на телефоне хоть с фармобразованием, хоть без, а комплектовщику заказов высшее образование не нужно априори.

Следовательно, пока не поздно, стоит позаботиться о поиске альтернатив. Сегодня неплохо себя чувствуют компании, проводящие клинические испытания и исследования. Эта стезя, конечно, лучше будет покоряться людям с медицинским образованием, но и фармацевтам попробовать не возбраняется, вполне может получиться. В Украине достаточно компаний, которые занимаются клинисследованиями. Их число может увеличиться в случае гармонизации украинского законодательства по клинисследованиям с европейским.

Еще один интересный сектор – фармаконадзор, регистрация препаратов, надзор за безопасностью, послелабораторный контроль и контроль качества – поприще, на котором вполне сможет себя найти фармацевт, не готовый предать профессию.

Жога Елена
Автор материала
>
полезный материал
17 читателей 17 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 2291 раз
поделитесь с другими
Версия для печати
обсуждение и комментарии
Присоединяйтесь