Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Либо авторизируйтесь через

полезный материал
7 читателей 7 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 768 раз

И яд, и лекарство

Статьи - 768
second date768
Каких-нибудь пару веков назад речь о потенциальных побочных эффектах лекарств даже не заводилась — они возникали обязательно. Особенно если лечение проводилось препаратами ртути.
читайте также Главное за неделю
Фигуранты: компании

Pharma Magazine – специализированный журнал для провизоров и фармацевтов.

Подробнее о компании
Pharma Magazine (Pharma Magazine)
Pharma Magazine
Pharma Magazine – специализированный журнал для провизоров и фармацевтов.

Людмила Шварц, Pharma Magazine

Когда посетители аптек жалуются на изобилие побочных реакций, перечисленных в инструкции, трудно объяснить им, обладая запасом времени в две-три минуты, что все эти «страшные побочки» числятся там только в угоду современным стандартам. Ведь на самом деле многие из них проявляются с частотой один-два на 10 тысяч случаев, а еще часть — возможно, никак не связана с приемом этого лекарственного средства. А ведь каких-нибудь пару веков назад речь о потенциальных побочных эффектах даже не заводилась — они возникали обязательно. Особенно если лечение проводилось препаратами ртути.

Ртутный век
Ртуть достаточно давно использовалась в Западной Европе для лечения кожных заболеваний. А в протестантской Европе являлась средством выбора при лечении сифилиса. Парацельс (1493-1541) сформулировал для этих целей ртутный препарат в форме мази (хорошо всасываемой через кожу): уже тогда токсичность этого жидкого металла не подвергалась сомнению, и при внутреннем приеме в виде «эликсира» риск отравления был куда выше.

Однако приходилось рисковать: оставаясь даже без столь ядовитого лечения, пациенты страдали от неврологических проявлений, серьезного обезображивания и часто подвергались остракизму со стороны общества.

Как известно, сифилис — заболевание, передающееся половым путем и вызываемое бактерией Treponema pallidum, — имеет четыре стадии. На первичной на половых органах (воротах инфекции) появляются безболезненные язвы, или шанкры, а при переходе на вторичную стадию обычно на ладонях рук и подошвах ног возникает пятнистая красная сыпь. У трех из четырех больных сифилисом отмечаются проявления на коже, иногда сопровождающиеся выпадением волос. Затем следует третья, скрытая, фаза, во время которой у больных нет ни специфи­ческих, ни неспецифических симптомов сифилиса, — этот этап может длиться годами. На последней стадии начинают необратимо повреждаться кожа, скелет, внутренние органы, нервная и сердечно-сосудистая системы.

Ртутные таблетки и мази, или «синяя масса», были популярными лекарственными средствами в период с XVII по XIX век. Для их изготовления использовали ртуть как в элементарной, так и в сложной форме. Как правило, применяли хлорид ртути (также известный как каломель).


Следы в искусстве
Серию картин Уильяма Хогарта «Модный брак» (Marriage à-la-Mode), написанных в середине XVIII века, можно интерпретировать как плакаты для информационной кампании по профилактике сифилиса. На одной из них, Marriage à-la-Mode No.3 (The Inspection), нарисован виконт Сквандер и его метресса-любовница, посетившие врача-шарлатана. Молодой виконт, держащий в руках коробочку с пилюлями, изображен с заметным черным пятном на шее, пятна поменьше «украшают» лицо еще одного персонажа: эти кожные симптомы часто интерпретируются как проявления сифилиса, а таблетки в руках виконта, скорее всего, ртутные.

В разных версиях картины зрителям сообщают о ранних симптомах этого заболевания и побочных реакциях его неэффективного лечения. Так, любовница виконта, вытирающая ­уголки рта платочком, страдает от чрезмерного слюноотделения — побочной реакции ртутной терапии.

Кроме того, Хогарт намекает на способ передачи сифилиса и на то, что он крайне заразен. На одной из копий картины можно увидеть на столе рядом с врачом-шарлатаном череп несчастного больного третичным сифилисом со следами некроза.

А на некоторых полотнах Хогарта изображены полки с керамическими баночками, предположительно, одна-две из них содержат ртутную мазь.

Сегодня работами этого художника владеет британское Королевское фармацевтическое общество (Royal Pharmaceutical Society, RPS), активно использующее их в просветительских целях. Также в музее RPS хранится оловянная керамическая бутылка, датируемая 1700-1730 го­­дами, с этикеткой, в которой говорится о «мази на основе девясила и ртути».




Доантибиотиковая эра
Наружные формы лекарств из ртути продолжали активно применять в XIX — начале XX века. Одним из таких препаратов, сохранившихся до наших дней, является мазь No Name, сделанная Джоном Уайтхаузом из Бирмингема, — она также находится в коллекции Королевского фармацевтического общества.

Но первым эффективным средством для лечения сифилиса стал другой яд. Вернее, препарат на его основе — «Сальварсан», который разработали только в 1910 году — через пять лет после того, как зоолог Фриц Шаудин и дерматовенеролог Эрих Хофман идентифицировали бактерию Treponema pallidum в качестве возбудителя сифилиса.

«Сальварсан» был создан лауреатом Но­бе­левской премии Паулем Эрлихом и его помощником из Японии Сахатиро Хата. Впоследствии это лекарство получило известность как «Арсфенамин» и «Препарат-606» (число 606 — номер в перечне мышьяксодержащих соединений, синтезированных и протестированных ­разработчиками в качестве противосифилитического средства).

Несколько позднее была создана более стабильная и растворимая его версия — «Нео­сальварсан», хотя он тоже проявлял не менее серьезные побочные эффекты. Тем не менее синтез этих соединений по сей день считается одним из наиболее выдающихся достижений в фармакологии и химиотерапии: ими лечили вездесущий разрушительный сифилис вплоть до 1940-х годов, пока наконец-то не выяснилось, что бледную трепонему истребляет пенициллин.

Кстати, пенициллин до сих пор остается антибиотиком выбора при лечении сифилиса.

В ХХ веке были также синтезированы менее токсичные и обладающие более высокой терапевтической активностью органические соединения мышьяка («Новарсенол», «Миарсенол») и висмута («Бийохинол», «Пентабисмол»), которые с 1930-х годов постепенно начали вытеснять из арсенала противосифилитической терапии неорганические соединения ртути. Однако они так и не нашли широкого применения в дерматовенерологии — наступила эра антибиотиков.

Pharma.net.ua
Автор материала
>
полезный материал
7 читателей 7 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 768 раз
поделитесь с другими
Версия для печати
обсуждение и комментарии
Присоединяйтесь