Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Либо авторизируйтесь через

полезный материал
6 читателей 6 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 1679 раз

Простая формула успеха компаний на биотехнологическом рынке

Новости Украины - 1679
second date1679
Что же делает биотехнологические компании успешными — собственные активы, удачные приобретения или партнерство?
читайте также Главное за неделю

Инна Бурбан, по материалам The Motley Fool

Как выглядит успешная бизнес-модель на биотехнологическом рынке? Есть три составляющих роста бизнеса компаний. Первый компонент успеха — потенциал собственных активов биотехнологических компаний должен обеспечивать органический рост. Нет же ничего странного в том, что компании заинтересованы в приобретении новых активов в виде готовых препаратов или же лекарственных средств, которые только находятся на стадии разработки. Однако их бизнес должен развиваться изнутри. Если игроки биотехнологической индустрии будут демонстрировать способность развивать и коммерциализировать терапию, строить крепкие отношения с врачами и пациентами за счет эффективной платформы препаратов, то это, конечно, поможет компаниям поддерживать сильные позиции на рынке в вопросе ценообразования на свои брендированные препараты.   

Например, известная многим фармацевтическая компания Amgen. У компании не было четко выраженного двигателя роста в 2000-х годах, что сказалось на выручке. Однако компании улыбнулась удача, так как 10 новых соединений, разработанных за счет внутренних ресурсов, как прогнозируют в Amgen, продемонстрируют успешные результаты на последней стадии клинических испытаний в период с 2014 г. по 2016 г. Мировой производитель нашел новый источник доходов, чтобы облегчить участь после потери патентов на ключевые препараты. Неудивительно, что цена за акцию компании сегодня в три раза выше той, которая была в 2011 г.

Второй компонент успеха — биотехнологическая компания должна быть готова к сотрудничеству. Хотя некоторые биотехнологические компании делают ставки на разработку препаратов-блокбастеров за счет внутренних ресурсов, многие из эффективных и перспективных методов терапии были разработаны в сотрудничестве с мировыми игроками индустрии или другими биотехнологическими компаниями. Подписание соглашений о сотрудничестве помогает улучшить показатели эффективности/безопасности лекарственного средства, сократить расходы для обеих компаний. Однако, что самое важное, партнерство позволяет использовать сильные стороны компаний во благо общего дела.

Например, бизнес Isis Pharmaceuticals нацелен на запуск исследований и разработок препаратов, но исследователи заинтересованы в выведении на рынок уже готовых компонентов быстро и дешево. Это немного отличается от видения развития R&D-направления традиционных производителей ЛС. Большинство препаратов на стадии разработки Isis Pharmaceuticals были запущены за счет ресурсов, полученных в рамках партнерских соглашений. Конечно, с одной стороны, компания должна делиться вырученными средствами, если все-таки экспериментальным препаратам посчастливится попасть на полку в аптечных сетях. Однако, с другой стороны, Isis Pharmaceuticals снижает свои расходы на R&D. Компания может получать аванс или же имеет право на поэтапные выплаты после достижения поставленных ранее целей в рамках договора о сотрудничестве. Также роялти. Эти денежные средства компания может потратить на дополнительные исследования и разработки.

И третий компонент успеха — биотехнологическим компаниям нужно быть ловкими и быстрыми в принятии решений, когда речь идет об активах, которые способны увеличить прибыльность их бизнеса. Это тоже является частью успешной бизнес-модели на рынке биотехнологий. The Motley Fool подчеркивает, что поглощения/слияния не стоит рассматривать только с негативной точки зрения. Однако это и не должно быть единственным источником доходов компании. Если говорить о финансировании, то компании развиваются успешно, когда не попадают в зависимость от источников прибыли. Например, зависимость дохода компании от продаж ключевых продуктов делает ее уязвимой тогда, когда она теряет патент на ЛС. Компаниям приходятся маневрировать, чтобы защитить свои показатели доходов от неминуемого падения. 

Gilead Sciences, например, разработала достаточно успешный портфель терапии ВИЧ-инфицированных, а также фармацевтических соединений для лечения сердечно-сосудистых заболеваний. Однако это было до того, как компания приобрела портфель активов Pharmasset в 2011 г., что изменило мировоззрение производителя — и стратегию соответственно. Целью этой M&A-сделки был PSI-7977, который позже появится на рынке под названием sofosbuvir, а потом как препарат Sovaldi. Терапия Sovaldi изменила подход к терапии и дала шанс многим пациентам получить эффективное лечение. В первый год продажи Sovaldi составили 10,3 млрд долл. С тех пор Sovaldi немного освободил пространство для препарата Harvoni (Sovaldi в сочетании с ledipasvir). В I квартале этого года продажи Harvoni составили 3,58 млрд долл. Активы Pharmasset оказались удачным приобретением для производителя Gilead.

Какая же компания имеет бизнес-модель, которая объединяет все три компонента?

Есть, вероятно, около полудюжины компаний, которые могли бы посоревноваться за лучшую бизнес-модель на биотехнологическом рынке. Однако в The Motley Fool отдали предпочтение Celgene. Celgene имеет потенциал для органического роста, что не часто встречается на биотехнологическом пространстве. Недавно одобренный противовоспалительный препарат Otezla может обеспечить Celgene 2 млрд долл. в качестве ежегодных продаж, а препарат для лечения заболевания крови Revlimid был просто звездой на рынке с доходом в размере 5 млрд долл. в 2014 г. По прогнозам, в 2017 г. этот показатель вырастет до 7 млрд долл. Celgene удалось сохранить впечатляющие темпы роста за счет расширения показаний по применению своих препаратов в терапии различных заболеваний. Например, препарат Revlimid переместился в терапию фолликулярной лимфомы, что не могло не сказаться на продажах этого ЛС.

Celgene время от времени проявляет активность на M&A-рынке. Приобретение портфеля Abraxis BioScience в 2010 г. способствовало выведению на рынок онкопрепарата Abraxane. Лекарство Abraxane генерировало только 315 млн долл. доходов от общего показателя компании Abraxis в 2009 г., но после перехода в управление Celgene продажи выросли до 848 млн долл. в 2014 г.  К 2017 г. прогнозы Celgene по препарату Abraxane также оказались обнадеживающими — от 1,5 млрд долл. до 2 млрд долл. с возможностью расширить терапевтические области его применения. Похоже, это еще одно удачное приобретение Celgene. Наконец, компания может похвастаться 30 соглашениями о сотрудничестве, которые она подписала. Она нашла себе партнеров в различных областях — от иммунологии до онкологии. Руководство Celgene понимает, что все ответы не найти внутри компании, поэтому не боится выделять денежные средства на сотрудничество, вкладывать в разработки экспериментальной терапии. У компании еще много впереди. В будущем она претендует создать достаточно привлекательный портфель активов. 

Бурбан Инна
Автор материала
>
полезный материал
6 читателей 6 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 1679 раз
поделитесь с другими
Версия для печати
обсуждение и комментарии
Присоединяйтесь