Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Либо авторизируйтесь через

полезный материал
4 читателей 4 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 1004 раз

С веществами на выход: Кого и как вынесло на авансцену мировой биофармы

Статьи - 1004
second date1004
Рынок активно растет, создатели биотехнологических компаний получают десятки и даже сотни миллионов долларов, еще не выпустив в продажу ни одного одобренного препарата.
читайте также Главное за неделю
Фигуранты: компании

Actavis – это третья по величине в мире глобальная интегрированная фармацевтическая компания, которая занимается разработкой, производством и дистрибуцией генериков, брендов и биоэквивалентных продуктов.  Штаб-квартира компании расположена в Дублине, Ирландия, а административный офис – в Парсиппани, штат Нью-Джерси, США. Новая компания Actavis, Inc. – это сильная комбинация двух успешных в своем развитии компаний – Watson Pharmaceuticals, Inc. и частной компании Actavis Group. Мировой портфель состоит из более чем 750 молекул у 1700 дозах и формах выпуска в более чем 60 странах мира.

Подробнее о компании

Компания “АстраЗенека” – ведущая мировая организация, занимающаяся исследованиями, разработкой, производством и продажей лекарственных средств.

АстраЗенека входит в пятерку ведущих фармацевтических компаний мира, лидирует в областях кардиологии, пульмонологии, онкологии, неврологии и гастроэнтерологии и является собственником 29 заводов в 20 странах мира.

Подробнее о компании

Johnson & Johnson – крупнейший в мире производитель товаров для здоровья человека, лекарственных средств и медицинского оборудования. На территории России и стран СНГ продукция компаний Johnson & Johnson представлена с 1992 года тремя направлениями: потребительская продукция, продукция для больниц, фармацевтическая продукция.

Фармацевтическое подразделение представлено группой компаний Janssen, в круг исследований которой входят онкология (в том числе множественная миелома и рак предстательной железы), иммунология (псориаз), психиатрия (шизофрения, болезнь Альцгеймера), инфекционные заболевания (ВИЧ/СПИД, гепатит С и туберкулез), а также сердечно-сосудистые заболевания и нарушения метаболизма (диабет).

Подробнее о компании

AbbVie — глобальная научно-исследовательская биофармацевтическая компания.

Деятельность компании сконцентрирована на разработке медицинских препаратов с выраженным клиническим эффектом, приносящих пользу пациенту и являющихся экономически эффективными, особенно в тех областях, где наблюдается наибольшая в них потребность, в частности — в лечении гепатита С, хронических заболеваний почек, в неврологии, иммунологии, онкологии и женском здоровье.

Подробнее о компании
Actavis (Актавис в Украине) AstraZeneca (ООО “АстраЗенека Украина”) Johnson & Johnson (ООО «Джонсон & Джонсон») AbbVie (AbbVie Biopharmaceuticals GmbH)
Actavis
Actavis – это третья по величине в мире глобальная интегрированная фармацевтическая компания, которая занимается разработкой, производством и дистрибуцией генериков, брендов и биоэквивалентных продуктов.
AstraZeneca
Компания “АстраЗенека” – ведущая мировая организация, занимающаяся исследованиями, разработкой, производством и продажей лекарственных средств.
Johnson & Johnson
Johnson & Johnson – крупнейший в мире производитель товаров для здоровья человека, лекарственных средств и медицинского оборудования.
AbbVie
Глобальная научно-исследовательская биофармацевтическая компания.

Наталья Журавлева, журнал VADEMECUM

В мае 2015 года американский отраслевой портал FierceBiotech, который специализируется на освещении биотех­нологической индустрии, опубликовал рейтинг самых влиятельных фигур в отрасли. В него вошли финансовые инвесторы, главы крупных фармацевтических компаний и даже чиновники, принимающие участие в накачке этого рынка деньгами. Их усилия не пропали втуне – рынок активно растет, создатели биотехнологических компаний полу­чают десятки и даже сотни миллионов долларов, еще не выпустив в продажу ни одного одобренного лекарственного средства. Эксперты с тревогой указывают на сходство ситуации с так называемым пузырем доткомов, который лопнул 15 лет назад, разорив многих доверчивых инвесторов.

В этом контексте неудивительно, что самым влия­тельным в мире биотехнологий человеком портал FierceBiotech объявил экстравагантного миллиарде­ра Билла Экмана, владельца инвестфонда Pershing Square Capital. Он действительно весь прошлый год очень энергично работал на рынке биофармацевти­ки, но только занимался не наукой, а финансовы­ми манипуляциями, которые весьма напоминают корпоративный шантаж (так называемый greenmail), хотя в FierceBiotech предпочитают более обтекаемый термин «активное инвестирование» (activist investing).

Статьи Король фармы: как потратить $100 млрд и заставить всех себя уважать Брент Сондерс в свои 44 успел поруководить тремя глобальными компаниями. Кто он, «золотой мальчик» фарминдустрии, и за что его так любит рынок?

Весной 2014 года Экман тайно скупил 9,7% компа­нии Allergan, наиболее известной как производитель препарата Ботокс, нашедшего широкое применение в косметологии. Затем Экман совместно с канадской фармацевтической компанией Valeant Pharmaceuticals рассчиты­вала приобрести Allergan за $45,5 млрд, однако совет директоров компании воспротивился сделке. Тогда Экман начал добиваться смены руководства Allergan и угрожать враждебным поглощением, а несоглас­ные с ним акционеры срочно занялись поисками другого инвестора. Яростная корпоративная борьба закончилась тем, что Allergan был куплен компанией Actavis за $66 млрд. Valeant и Pershing признали, что предложить больше не в состоянии, и смирились с проигрышем. Впрочем, партнеры не остались внакладе, отметило агентство Bloomberg, поскольку смогли по высокой цене продать Actavis принадлежав­шие Экману акции Allergan. Valeant благодаря ранее заключенному с миллиардером соглашению заработал на этом почти $400 млн, а фонд Экмана – $2 млрд, подсчитало агентство.

Есть в рейтинге и люди, имеющие более непосред­ственное отношение к биотехнологиям, – основа­тели компаний, которые разрабатывают инновационные методы терапии тяжелых заболеваний. Однако в большинстве своем такие фирмы являются стар­тапами, не выведшими пока на рынок ни одного препарата. В основном их разработки находятся на ранних стадиях клинических испыта­ний. Что, впрочем, не мешает им получать от полных энтузиазма инвесторов сотни миллионов долларов и котироваться на бирже с капитализацией от $1 млрд до $5,7 млрд.

Представитель этой категории – занявший второе место в рейтинге влиятельности FierceBiotech Нубар Афейан, венчурный инвестор и сооснователь компа­нии Moderna Therapeutics. Компания была создана в 2011 году. Она занимается разработкой технологии использования особых синтетических матричных РНК, при введении которых человеческая клетка должна начать вырабатывать так называемые терапев­тические белки, используемые для борьбы с вируса­ми гепатитов В и С, герпеса и ВИЧ, а также других болезней, для которых адекватной терапии пока не существует вовсе. Идея оказалась весьма привле­кательной. В декабре 2012 года компания получила $40 млн инвестиций от фонда Афейана и «других част­ных инвесторов». В 2013 году Moderna Therapeutics и AstraZeneca подписали пятилетний контракт на разработку, исследования и коммерциализацию технологии матричных РНК для лечения серьезных сердечно‑сосудистых, метаболических заболеваний, болезней почек и даже рака.

Moderna Therapeutics пока не выпустила в свет ни од­ного лекарственного средства, зато получила грант от Агентства по перспективным оборонным научно‑исследова­тельским разработкам США (DARPA), а в начале ян­варя 2015 года объявила, что в очередном раунде инвестиций собрала еще $450 млн. Инвесторами ста­ли Flagship VentureLabs, Viking Global Investors, Invus, RA Capital Management и Wellington Management Company.

Свои успехи Moderna описывает так: «Разработана платформа, способная синтезировать матричные РНК для производства любого известного белка в человеческой клетке». Компания не собирается выходить на IPO, однако эксперты оценивают ее капитализацию в $1 млрд.

На третьем месте рейтинга обосновался Ханс Бишоп, генеральный директор компании Juno Therapeutics. Компания занимается разработкой лекарственных средств от рака крови, а конкретно – технологией, которая позволяет связывать выделяемые раковыми клетками белки и выводить их из кровотока (так называемые хи­мерные антигенные рецепторы). В Juno Therapeutics планируют, что в 2015 году выведут на клинические испытания 10 видов препаратов от различных типов рака, что не мешает компании уже сейчас иметь капи­тализацию в $4,2 млрд.

Ник Лесчли (№13) – генеральный директор стартапа Bluebird bio, разрабатывающего принципиально но­вую технологию терапии генетических заболеваний. Пациенту вводят особым образом сконструирован­ный вирус, призванный прямо в клетках пациента заменить мутантный ген на нормальный. Первой целью компании было победить бета‑талассемию – заболевание, которое развивается при дефектном гене бета‑глобина. У пациентов, страдающих этой болез­нью, не вырабатывается гемоглобин, что приводит к тяжелой анемии. Bluebird bio разработала препарат генной терапии – LentiGlobin BB305, призванный избавить больных от ежедневного переливания крови. FDA дало грант на эти исследования.

В то же время Bluebird bio начала адаптировать этот препарат для лечения более распространенной бо­лезни – серповидноклеточной анемии, при которой гемоглобин в организме пациентов вырабатывается, но имеет неактивную, дефектную форму. Кроме того, в сотрудничестве с Celgene компания проводит вто­рую фазу клинических испытаний еще одного препа­рата, предназначенного для лечения редкой детской болезни, при которой нарушен обмен жирных кислот в организме.

Согласно информации на сайте компании, дальше всего продвинулись испытания последнего препарата. Остальные находятся на стадии доклинических или ранних клинических исследований.

В момент создания Bluebird bio собрала $35 млн, пер­вые результаты клинических испытаний LentiGlobin BB305 позволили компании выйти в 2013 году на IPO и заработать там $116 млн. С тех пор акции компа­нии выросли на 600%, ее капитализация превышает $5,7 млрд.

Дэвид Шенкейн (№20 рейтинга) создал в 2012 году компанию Agios Pharmaceuticals. Она специализиру­ется на разработке низкомолекулярных препаратов, которые вмешиваются в метаболизм онкоклеток. Всего у Agios в разработке находятся три лекарственных средства, которые пока не преодолели даже первую фазу кли­нических испытаний. В начале деятельности инвест­фонды вложили в компанию $33 млн, а уже через год Agios вышла на IPO, где заработала $106 млн. Ее капитализация составляет $4,2 млрд.

Пожалуй, единственной действительно успешной компанией в череде получивших громадные инвести­ции биотехнологических стартапов можно назвать Pharmacyclics, достигшую расцвета под руководством генерального директор Боба Дуггана (№7). Компания была основана в 1991 году для разработки онкопрепаратов, в 1995 году вышла на IPO. В 2006 году Pharmacyclics получила лицензию на тех­нологию, по которой позже был разработан иннова­ционный препарат Имбрувика (ибрутиниб). В 2011 году Дугган подписал контракт на $975 млн с подразделе­нием Johnson&Johnson – компанией Janssen – на про­ведение клинических испытаний и коммерциализа­цию препарата. В 2013 году FDA одобрило Имбрувику как инновационный препарат для лечения лимфомы, а в прошлом году Pharmacyclics получила премию европей­ского Общества медицинских исследований за от­крытие ибрутиниба. Капитализация компании при этом достигла $19,95 млрд. В 2015 году фармгигант AbbVie заплатил за Pharmacyclics $21 млрд.

«Те, кто беспокоится о пузыре биотеха, абсолютно правы, когда думают, что большое количество акций биотехнологических компаний растет безо всякого на то основания. Большинство таких компаний рас­тет на чистой надежде, несмотря на то что у них очень маленький портфель, а их препараты едва достигли второй фазы клинических испытаний», – выражает общее мнение публицист, научный журналист Сте­фан Петранек в своей колонке в Daily Reckoning.

Согласно биржевым данным, акции биотехнологи­ческих компаний растут на протяжении последних шести лет, некоторые из них за это время увеличили капитализацию более чем на 500%.

Многие аналитики проводят тревожные параллели – рынок так называемых доткомов (то есть интер­нет‑компаний), прежде чем рухнуть, тоже энер­гично рос в течение шести лет – с 1995 по 2001 год.

«В 2000 году люди думали, что акции интернет‑ком­паний будут расти вечно», – вспоминал позже известный экономист, профессор Нью‑Йоркского университета Нуриэль Рубини.

Pharma.net.ua
Автор материала
>
полезный материал
4 читателей 4 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 1004 раз
поделитесь с другими
Версия для печати
обсуждение и комментарии
Присоединяйтесь