Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Присоединяйтесь и анализируйте фармрынки Украины и мира вместе с нами!

Либо авторизируйтесь через

полезный материал
3 читателей 3 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 1623 раз

Андрей Шипко: Я никогда не поддержу идею сокращения врачей с целью "оптимизации"

Новости Украины - 1623
second date1623
Как медицине выжить в период тотального недофинансирования?
читайте также Главное за неделю
Фигуранты: люди

Народный депутат Украины. Депутат Верховной Рады Украины 7-го и 8-го созыва.

Является членом комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения.

Входил в Партию регионов. После смены власти перешел в группу "Экономическое развитие", в состав которой вошел и в Раде 8 созыва (нынешний руководитель группы - Виталий Хомутынник).

В 2006–2012 гг. работал заместителем председателя Днепропетровского областного совета. В 2004–2007 гг. учился в Национальном юридическом университете имени Ярослава Мудрого по специальности "правоведение", получил квалификацию юриста.

В 1993–1996 гг. работал врачом в Днепропетровской областной детской больнице. В 1987–1993 гг. учился в Днепропетровском медицинском институте по специальности "педиатрия", получил квалификацию врач-педиатр.

Подробнее
Андрей Шипко
Андрей Шипко
Член Комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения

Казна выделяет на медицину только 30-40% от потребности, а нынешний кризис и инфляция еще больше "съели" эту сумму. Как медицине выжить в период тотального недофинансирования? Об этом "Главреду" рассказывает народный депутат, избранный в Верховную Раду по 35-му округу (Днепропетровская область), член депутатской группы "Экономическое развитие" и член Комитета по вопросам здравоохранения Андрей Шипко.

– Начавшийся 2015 год уже назвали годом выживания и радикальных изменений. В частности, речь идет о передаче значительных полномочий (в том числе и финансовых) на местные органы власти. На ваш взгляд, это не приведет к бесконтрольности?
– Как депутат-мажоритарщик тему децентрализации считаю одной из самых важных. Я уверен, что люди в селах, в городках лучше чувствуют свои потребности. Вот, например, в бюджет страны каждую пятую гривну дает моя родная Днепропетровщина. А что получает взамен? Область занимает первое место по онкологии, индустриальный регион своим здоровьем платит за "трудовые достижения". Но правительство деньги в бюджет забрало, а получить обратно на здравоохранение уже проблематично! В прошлые годы экологический коэффициент помог области закупить линейный ускоритель, современные томографы, диагностические рентгеновские комплексы. Благодаря этому тысячи людей смогли предупредить рак, вовремя его диагностировать. А теперь эти отчисления не поступают. Поэтому я буду работать над тем, чтобы целевые средства на экологию были возвращены. Кстати, я считаю, что в марте за изменения в Бюджетный кодекс будет настоящая битва.

– На здравоохранение в нынешнем году действительно выделено меньше средств, чем в прошлом. Как выжить врачам в этих условиях?
– В бюджете на 2015 год на медицину выделили около 53 млрд грн. Из них в регионы отдадут 46 млрд грн в виде субвенций и 6,5 млрд грн – на обеспечение некоторых государственных программ, лечение граждан Украины за границей, на работу аппарата министерства и т.д.

Мы все понимаем, что на медицину всегда и так выделяли лишь 30-40% от потребности. А нынешний кризис и инфляция еще больше "съели" эту сумму. Как медицине выжить в период тотального недофинансирования? Нужно определять приоритеты и максимально экономно использовать эти деньги. Вот смотрите: в нынешнем бюджете больше 2 млрд грн. выделено на подготовку и повышение квалификации медиков, научных и научно-педагогических кадров, что на 100% покрывает потребности. И в то же время правительство лишает врачей прежних надбавок к зарплате за ту же квалификацию. Так, может, умнее упомянутые деньги направить на обеспечение лекарствами? Давайте представим, что мы на год закрыли курсы повышения квалификации для врачей. Что изменится в нашей отрасли?

Еще один важный момент – нам нужно научиться быстро реагировать на вызовы в нынешних условиях. Чтобы не повторилась ситуация, когда Днепропетровская область, принявшая у себя большую часть беженцев, столкнулась с проблемой обеспечения больных гемодиализом. В бюджете области эти средства не были предусмотрены, а процедура внесения изменений в бюджет достаточно длительная. Ситуацию спасло лишь то, что правительство в авральном порядке выделило средства из резервного фонда.

– А в этом году уже учтены деньги для переселенцев, которым нужен гемодиализ?
– Да в том то и беда, что нет. Иногда благие намерения о децентрализации приобретают уродливую форму. В бюджете, который выделяется на область, отдельной строкой не указана сумма на больных гемодиализом, мол, местная власть сама разберется, сколько ей из общей суммы выделить. Но ведь деньги на медицину почему-то опять выделили из потребностей 2014 года. Приведу такие цифры: в моей области гемодиализ получали 236 человек. Это 13,7 тыс. грн в месяц на человека и соответственно 3,3 млн грн на всех пациентов. На год для них выделялось 39,6 млн грн. Но с июля в Днепропетровскую область переехали еще 132 больных из Донецкой и Луганской областей. Таки образом расходы в месяц на всех пациентов выросли с 3,3 млн грн до 5,1 млн грн. А деньги все равно выделили только для нужд днепропетровцев. Неужели правительство не понимает, что облздрав не может забирать у одних больных, чтобы перебросить финансирование на других. Зачем заставлять людей выходить на пикеты? Речь ведь идет не о дырах в асфальте, а о человеческой жизни.

– Все говорят о реформе здравоохранения, в профильном комитете прошли слушания. Однако пока и медики, и пациенты скептически относятся к перспективе нововведений. Как член комитета, вы верите в то, что скоро мы почувствуем позитив от реформы?
– Более 20 лет в Украине пытаются реформировать медицинскую отрасль, но никакого улучшения пока не произошло. А сегодня из-за ситуации на востоке еще сложнее. Будем откровенны – в ближайшее время никакого позитива мы не увидим. Сейчас для нас главное – сохранить хотя бы тот гарантированный минимум медицинских услуг, который люди сегодня получают.

Вместе с тем, я считаю, что государство должно хотя бы на уровне идеи четко определиться, что именно мы будем строить на руинах системы Семашко, и обществу четко объяснить, что мы получим в конечном итоге. При этом важно не разрушить некоторые направления, такие как охрана материнства и детства. Как вы знаете, именно показатели рождаемости и смертности являются индикаторами уровня развития общества. И для меня, как отца троих детей, забота о здоровье маленьких граждан стоит на первом месте. Сейчас мы начинаем пилотный проект, который должен улучшить проведение медицинского осмотров детей в селах, где доступность к медпомощи очень ограничена. Думаем опробовать осмотры узких специалистов в Днепропетровской, Винницкой и Киевской областях. Если эффективность таких передвижных бригад будет высокой, то подобную практику мы внедрим по всем областям.

– Вы поддерживаете идею закупок лекарств за стенами Минздрава?
– Все уже согласились, что закупки будут выведены из министерства. И я согласнен, что функция министерства – заниматься профилактикой и лечением. На мой взгляд, закупки можно по-разному осуществлять. Это могут быть электронные торги или через отдельное агентство. Главное – внести изменения в законодательство о государственных закупках и создать единые правила для всех потенциальных участников торгов. Процесс должен быть максимально прозрачным. А для правильного формирования потребности закупок очень важна реальная медицинская статистика, ведь глобальной проблемой для отрасли является именно отсутствие объективных статистических данных. Много заболеваний вообще не фиксируется. Сейчас идет активная работа над внедрением новых протоколов, создаются базы лечебных учреждений, врачей, при этом никто не знает реального состояния здоровья населения. Вот почему статистика в первую очередь важна для экономического обоснования стоимости медицинской услуги, для понимания объемов бюджетного финансирования в зависимости от количества пациентов и т.д..

– Но для создания статистических реестров нужны значительные средства?
– Есть международные доноры, которые готовы выделять деньги на их создание в Украине. Любой эксперт вам скажет, что только после формирования реальной статистической базы в системе здравоохранения можно будет внедрять страховую медицину.

– Все идет к тому, что медицина будет платной. Как будет решаться вопрос доступности для тех, кто платить не может?
– Я убежден, что медицина не должна быть платной на 100%. Поэтому нужно внедрять обязательное общегосударственное страхование. Мы же понимаем, что не только "скорая" должна быть бесплатной, но и минимальный объем диагностики. Нельзя забывать, что пенсионеры не смогут делать значительные отчисления в страховой фонд. А если это не учесть, то десятки тысяч людей вообще останутся без помощи.

– Еще одна проблема, которая волнует как врачей, так и пациентов, – это закрытие больниц. Вы поддерживаете так называемую оптимизацию медицинских учреждений?
– К этому вопросу нужно подойти очень взвешенно. Во-первых, решение о закрытии или переносе амбулатории, больницы должна принимать местная громада. И если люди захотят сами содержать или перепрофилировать больницу, им нужно дать такую возможность, а не принудительно закрывать учреждение. Не нужно бояться словосочетания "частная медицина". Нам нужно, в конце концов, установить честные правила и дать возможность людям создавать комфортные условия для работы врачей. Я никогда не поддержу идею сокращения врачей с целью "оптимизации". Давайте находить другие пути решения проблем отрасли.

– Как сделать так, чтобы переход к страховой медицине был менее болезненным?
– Это будет зависеть от профессионализма тех, кто взял на себя обязательство провести реформу. Но я убежден, что должен быть некий переходной период. Нельзя сегодня просто взять и перестать финансировать программы, пилотные проекты и ждать появления страховой медицины. Например, с 2012 года действовало постановление правительства №340, которым компенсировались затраты на лекарства для больных гипертонией. У нас сейчас около 12 млн таких пациентов. Благодаря этой программе мы имели возможность компенсировать лечение большому проценту пациентов. К сожалению, финансирование проекта прекращено 31 декабря 2014 г. Я отправлял депутатский запрос в Кабинет Министров с вопросом: какие меры предусмотрены, чтобы мы не оставили больных вообще без лечения. Ответ таков – денег не предусмотрено. А не предусмотрено только потому, что Минздрав упустил этот вопрос и не подал вовремя соответствующие документы и расчеты для Кабмина.

– В условиях АТО, когда сокращаются социальные льготы, когда во многом решения принимаются коалиционным большинством, какова, на ваш взгляд, роль депутатов мажоритарщиков?
– В Древнем Китае в конце текста изображали иероглиф, который одновременно обозначал и конец, и начало чего-либо. Нынешний кризис привел фактически к полной разрухе в медицинской отрасли, но с другой стороны – это начало нового пути. Депутаты в коалиции взяли на себя обязательства принимать те законы, которые предлагает правительство, зачастую даже не советуясь со своими избирателями, не объясняя почему так кардинально сокращаются социальные льготы. И на сегодняшний день фактически только депутаты-мажоритарщики остались связующим звеном между парламентом и избирателями, именно мы ведем прямой диалог между властью и людьми на местах. И моя главная миссия в парламенте – отстаивать интересы тех, кто голосовал за меня, лоббировать законы, которые сделают жизнь Днепропетровщины более достойной.

Pharma.net.ua
По материалам: Главред
>
полезный материал
3 читателей 3 отметили
этот материал как полезный
статья прочитана 1623 раз
поделитесь с другими
Версия для печати
обсуждение и комментарии
Присоединяйтесь